НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

ДЕЛО «Андрей Исаев (Andrey Isayev) против России»

 

(Жалоба № 24490/03)

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА

 

СТРАСБУРГ

 

23 сентября 2010 г.

 

Вступило в силу 21 февраля 2011 г. .

 

Данное постановление становится окончательным при соблюдении условий п. 2 ст. 44 Конвенции. Текст может быть дополнительно отредактирован.

 

 

 

 

По делу «Андрей Исаев против России»

Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

          Х. Розакис, Председатель Палаты,
          Н. Вайич,
          А. Ковлер,
          Х. Хаджиев,
          Д. Шпильман,
          С.Э. Йебенс,
          Г. Малинверни,  судьи,
и С. Нильсен, Секретарь Секции Суда,

совещаясь за закрытыми дверями 2 сентября 2010 г.,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

 

 

ПРОЦЕДУРА

 

1.  Дело было инициировано жалобой (№ 24490/03), поданной 28 мая 2003 г. в Европейский Суд против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином России Андреем Александровичем Исаевым (далее - заявитель).

2.  Интересы заявителя в Европейском Суде представлял В. Кувшинов. Власти Российской Федерации (далее - власти) были представлены Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  5 декабря 2008 г. Председатель Первой секции Европейского Суда коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. Согласно п. 1 ст. 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.  Заявитель, 1978 года рождения, проживает в г. Владимире.

A.  Уголовное производство в отношении заявителя

5.  28 сентября 1998 г. заявитель был признан судом виновным в краже и приговорен к двум годам лишения свободы условно с отсрочкой исполнения приговора на три года.

6.  В неустановленную дату властями против заявителя были выдвинуты новые уголовные обвинения. Европейский Суд располагает письмом прокуратуры Владимирской области, датированным 30 апреля 1999 г., в котором содержится следующее утверждение: «...ваш сын Исаев А.А.  15 января 1999 г. был задержан на основании ст. 122 Уголовно-процессуального кодекса Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, а затем, с учетом всех обстоятельств дела, в том числе совершения им преступления в период отбытия наказания за ранее совершенное преступление, к нему была применена мера пресечения – заключение под стражу и предъявлено обвинение». По информации властей Российской Федерации, заявитель не был задержан 15 января 1999 г., поскольку в указанное время он уже содержался под стражей в связи с проведением в отношении него расследования по другому уголовному делу, завершившемуся признанием его виновным Октябрьским районным судом г. Владимира 12 апреля 2000 г.

7.  В период с 7 по 9 июня 2000 г. заявитель и его адвокат знакомились с материалами уголовного дела.

8.  7 июня 2000 г. и 1 августа 2001 г. заявитель подал ходатайства о рассмотрении дела по его обвинению судом присяжных.

9.  2 июля 2001 г. уголовное дело в отношении заявителя и двух его соучастников было передано на рассмотрение во Владимирский областной суд (далее - суд первой инстанции).

10.  16 июля 2001 г. суд первой инстанции назначил судебное заседание на 30 июля 2001 г.

11.  30 июля 2001 г. состоялось заседание суда в составе судьи Ш. и двух народных заседателей К. и С. Интересы заявителя представлял адвокат. Тем не менее, во время судебного заседания он ходатайствовал о допуске к участию в деле в качестве защитников его матери и гражданина Кувшинова. Суд первой инстанции ходатайство отклонил.

12.  Заявитель и его адвокат обжаловали вышеуказанное определение в Верховный Суд Российской Федерации (далее – суд кассационной инстанции). 15 октября 2001 г. суд кассационной инстанции вынес определение о том, что жалоба заявителя на указанное определение не подлежит рассмотрению.

13.  15 ноября 2001 г. суд первой инстанции в составе судьи Ш., а также народных заседателей Г. и Ка., допустил к участию в процессе гражданина Кувшинова для защиты заявителя вместе с его адвокатом.

14.  В тот же день суд первой инстанции отклонил ходатайство заявителя о рассмотрении его дела судом присяжных на том основании, что суд присяжных во Владимирской области не был создан.

15.  4 декабря 2001 г. суд отклонил отвод заявителя составу суда первой инстанции. Что касается народных заседателей, то суд установил, что они были избраны Владимирским областным советом народных депутатов во время съезда, проходившего с 4 по 11 апреля 1990 г., в соответствии с законодательством. Указом Президента Российской Федерации от 25 января 2000 г. срок полномочий народных заседателей продлен до получения судом нового списка народных заседателей, утвержденного региональными органами законодательной  власти.

16.  24 декабря 2001 г. заявитель получил аналогичный ответ от председателя Владимирского областного суда.

17.  29 апреля 2002 г. суд первой инстанции признал заявителя виновным в совершении двух умышленных убийств, порче личного имущества, совершении нескольких других преступлений и приговорил его к двадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества. Срок наказания постановлено исчислять с 15 января 1999 г.

18.  Заявитель обжаловал указанный приговор. В дополнительной кассационной жалобе он, среди прочего, указал, что приговор был вынесен судом, созданным с нарушением закона.

19.  19 декабря 2002 г. суд кассационной инстанции оставил без изменения приговор по делу заявителя в части признания его виновным в совершении убийств и изменил приговор в части других обвинений, сократив срок наказания до девятнадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества. Кроме того, было установлено, что суд первой инстанции создан в соответствии с законодательством.

B.  Рассмотрение дела о клевете против редакции газеты

20.  12 февраля 2002 г. местная газета «Молва» опубликовала статью, в которой предположительно обвиняла представителя заявителя гражданина Кувшинова в затягивании разбирательства по делу заявителя. Производство по делу о клевете, инициированное гражданином Кувшиновым против газеты, окончено 16 апреля 2003 г. мировым соглашением. Стороны данное соглашение не обжаловали и оно вступило в силу 28 апреля 2003 г.

II.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

A.  Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (далее -«УПК РСФСР»), действовавший до 1 июля 2002 г.

21.  Ст. 15 УПК РСФСР предусматривала, что рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции осуществляется, при наличии определенных исключений, единолично профессиональным судьей или одним профессиональным судьей и двумя народными заседателями. Народные заседатели при осуществлении правосудия пользуются всеми правами профессионального судьи.

B.  Закон РСФСР от 8 июля 1981 г.  «О судоустройстве РСФСР» (далее - «Закон»)

22.  Согласно ст. 29 Закона краевой, областной, городской суд, суд автономной области и суд автономного округа избирается соответствующим Советом народных депутатов в составе председателя, заместителей председателя, членов суда и народных заседателей сроком на пять лет.

C.  Федеральный закон от 2 января 2000 г. «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (далее - «Закон»), в редакции, действовавшей в период с 10 января 2000 г. по 1 января 2004 г.

23.  Ст. 1 Закона предусматривала, что граждане Российской Федерации имеют право участвовать в осуществлении правосудия в качестве народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции. Народными заседателями являются лица, наделенные в установленном законодательством порядке полномочиями по рассмотрению гражданских и уголовных дел в составе суда и исполняющие обязанности судей на непрофессиональной основе.

24.  Согласно ст. 9 Закона народные заседатели привлекались к исполнению своих обязанностей в региональном суде на срок рассмотрения конкретного дела не чаще одного раза в год.

D.  Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 г. «О порядке отбора народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции», действовавшее до 5 августа 2002 г.

25.  Постановление предусматривало, что действующие народные заседатели федеральных судов общей юрисдикции сохраняют свои полномочия впредь до представления в соответствующие суды общих списков народных заседателей

E.  Указы Президента Российской Федерации

Указ от 25 декабря 1993 г.

26.  Согласно указу народные заседатели региональных судов общей юрисдикции осуществляют свои полномочия впредь до принятия соответствующего федерального закона.

Указ от 23 января 1997 г.

27.  Этим указом полномочия народных заседателей региональных судов общей юрисдикции были продлены впредь до принятия федерального закона о порядке назначения избрания народных заседателей.

Указ 25 января 2000 г.

28.  Согласно этому указу народные заседатели федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации осуществляют свои полномочия впредь до представления в соответствующие суды общих списков народных заседателей, утвержденных законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации.

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ТЕМ, ЧТО СУД НЕ БЫЛ СОЗДАН НА ОСНОВАНИИ ЗАКОНА

29.  Заявитель жаловался на нарушение ст. 6 Конвенции в связи с тем, что суд, признавший его виновным 29 апреля 2002 г., не является «судом, созданным на основании закона», поскольку сформирован в нарушение действовавшего российского законодательства. В частности, он утверждал, что срок полномочий народных заседателей Г. и Ка. истек до начала судебного разбирательства по его делу, а также что суд первой инстанции в указанный период времени не располагал списком народных заседателей. Ст. 6 Конвенции в соответствующей части гласит:

«Каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое ... разбирательство дела ... независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона...»

Приемлемость

30.  Власти Российской Федерации оспорили это утверждение. В частности, они заявили, что народные заседатели Г. и Ка. были избраны Владимирским областным советом народных депутатов во время съезда в апреле 1990 г. сроком на пять лет. Ввиду продления срока их полномочий тремя Указами Президента Российской Федерации от 1993, 1997 и 2000 гг. они продолжали осуществлять свои полномочия в период рассмотрения дела заявителя. Новые списки народных заседателей не поступали во Владимирский областной суд до сентября 2002 г., когда заявитель уже был осужден.

31.  В поддержку своих доводов власти Российской Федерации представили решение Владимирского областного совета народных депутатов от 11 апреля 1990 г., содержащее имена народных заседателей Г. и Ка., а также их личные данные; справку из Владимирского областного суда о том, что народные заседатели Г. и Ка. не принимали участия в других судебных разбирательствах во время рассмотрения дела заявителя; постановления Законодательного собрания Владимирской области об утверждении списков народных заседателей соответствующих районных судов Владимирской области, с отметкой о дате их поступления во Владимирский областной суд.

32.  Заявитель не представил возражений, но в последующей переписке с Европейским Судом настаивал на своей жалобе.

33.  Европейский Суд повторяет, что положение «созданный на основании закона» подразумевает не только законное основание существования «суда», но также и состава суда по каждому делу (см. Решение Европейского Суда от 4 мая 2000 г. по делу «Бускарини против Сан-Марино» (Buscarini v. San Marino), жалоба № 31657/96; и Постановление Европейского Суда по делу «Посохов против Российской Федерации» (Posokhov v. Russia), п. 39, жалоба № 63486/00, ЕСПЧ 2003‑IV).

34.  Принимая во внимание представленные властями Российской Федерации материалы, Европейский Суд пришел к выводу, что народные заседатели Г. и Ка. были избраны на свои должности в соответствии с действовавшими в тот период времени законодательством и имели право продолжать исполнять свои обязанности после того, как срок их полномочий несколько раз продлевался. Европейский Суд также принимает тот факт, что Владимирский областной суд не располагал списками новых народных заседателей до сентября 2002 г., в связи с чем в своей деятельности руководствовался старыми списками.

35.  Ввиду вышеизложенных соображений Европейский Суд приходит к выводу о недоказанности довода о том, что суд, признавший заявителя виновным 29 апреля 2002 г., не был «создан на основании закона».

36.  Таким образом, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пп. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ЧРЕЗМЕРНОЙ ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

37.  Далее заявитель жаловался в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции на чрезмерную длительность производства по уголовному делу в его отношении. Ст. 6 Конвенции в соответствующей части гласит:

 «Каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на … разбирательство дела в разумный срок …  судом…»

А.  Приемлемость

38.  Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба в этой части должна быть признана приемлемой.

В.  Существо жалобы

39.  Власти Российской Федерации выразили несогласие с данной жалобой. Ссылаясь на свой аргумент о том, что 15 января 1999 г. заявитель уже содержался под стражей ввиду проведения расследования по другому уголовному делу, власти предложили считывать срок рассмотрения дела со 2 июля 2001 г., когда дело было передано следственными органами в суд первой инстанции. Власти Российской Федерации также заявили, не приведя конкретных примеров, что судебное разбирательство затягивалось ходатайствами представителя заявителя об изучении материалов дела, нарушением представителем заявителя предписаний суда, болезнями представителей заявителя, исполнением предписаний суда об обеспечении явки свидетелей, а также сложностью дела. Кроме того, судом периодов бездействия не допускалось.

40.  Заявитель не представил возражений, но продолжал настаивать на своей жалобе в переписке с Европейским Судом.

41.  Европейский Суд повторяет, что при оценке длительности уголовного производства срок, который следует принять во внимание, начинается с момента, когда на лицо оказывается существенное воздействие со стороны органов прокуратуры в связи с возникшими в отношении этого лица подозрениями. В течение многих лет Европейский Суд считает таким моментом момент задержания (см. Решение Европейского Суда от 9 мая 1983 г. по делу «Пьер де Варга-Хирш против Франции» (Pierre de Varga-Hirsch v. France) жалоба № 9559/81, Решения и отчеты (DR) 33, стр. 158).

42.  Европейский Суд напоминает, что в своем письме от 30 апреля 1999 г. (см. п. 6 выше) прокуратура Владимирской области подтвердила, что заявитель был задержан 15 января 1999 г. Европейский Суд также напоминает, что уголовное производство в отношении заявителя, оконченное вынесением приговора от 29 апреля 2002 г. (см. п. 17 выше), началось 15 января 1999 г. Власти Российской Федерации не представили никаких доказательств, опровергающих аргумент, что задержание в указанную дату явилось серьезным воздействием на заявителя. Следовательно, Европейский Суд принимает тот факт, что производство в отношении заявителя, завершившееся вынесением обвинительного приговора от 29 апреля 2002 г., началось 15 января 1999 г.

43.  Европейский Суд отмечает, что в целом уголовное производство в отношении заявителя длилось с 15 января 1999 г. по 19 декабря 2002 г., что охватывает стадии предварительного следствия и судебного разбирательства в судах двух инстанций. Соответственно, рассматриваемый период составляет около трех лет и одиннадцати месяцев.

44.  Европейский Суд повторно отмечает, что обоснованность длительности разбирательства следует оценивать с учетом обстоятельств дела и следующих факторов: сложности дела, а также поведения заявителя и соответствующих органов власти (см., среди многих иных источников, Постановление Европейского Суда по делу «Пелиссье и Сасси против Франции» (lissier and Sassi v. France) [БП], п. 67, жалоба № 25444/94, ЕСПЧ 1999-II).

45.  Европейский Суд принимает тот факт, что настоящее дело являлось сложным: в нем участвовали трое обвиняемых и было предъявлено несколько серьезных обвинений. Европейский Суд также удовлетворен отсутствием значительных или необоснованных периодов бездействия с момента поступления дела в суд первой инстанции.

46.  Тем не менее, Европейский Суд учитывает, что власти не представили никакого объяснения относительно периода времени с 15 января 1999 г., когда заявитель был задержан, до 2 июля 2001 г., когда дело поступило в суд первой инстанции.

47.  Принимая во внимание существенную продолжительность указанной задержки и отсутствие какого-либо объяснения со стороны властей, Европейский Суд пришел к выводу о том, что продолжительность уголовного производства в отношении заявителя нарушает требование «разумного срока» (см., среди прочих источников, Постановление Европейского Суда от 31 июля 2000 г. по делу «Барфусс против Чехии» (Barfuss v. the Czech Republic), пп. 82-83, жалоба № 35848/97).

48.  Соответственно, имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью разбирательства.

III.  ПРОЧИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

49.  Заявитель также жаловался в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции на то, что его дело не было рассмотрено судом присяжных; что суды первой и кассационной инстанций не были объективны, поскольку продолжали рассмотрение дела несмотря на его жалобы относительно истекшего срока полномочий народных заседателей, а также ввиду попыток оказать давление на представителя заявителя посредством статьи, опубликованной в газете «Молва»; что 30 июля 2001 г. суд первой инстанции не разрешил гражданину Кувшинову представлять его интересы; что он не располагал достаточным временем для подготовки к защите.

50.  Европейский Суд считает, что жалоба на отклонение ходатайства заявителя о рассмотрении его дела судом присяжных является явно необоснованной. Рассмотрение дела судом присяжных не является обязательным аспектом справедливого судебного разбирательства при предъявлении уголовного обвинения (см. Решение Европейской Комиссии от 9 мая 1989 г. по делу «Каллаган и другие против Соединенного Королевства» (Callaghan and Others v. the United Kingdom), жалоба № 14739/89, DR 60, стр. 296; а также Решение Европейского Суда от 9 декабря 2004 г. по делу «Моисеев против Российской Федерации» (Moiseyev v. Russia) жалоба № 62936/00), и, кроме того, суд присяжных во Владимирской области введен уже после того, как заявителю был вынесен обвинительный приговор. Аналогичная жалоба была рассмотрена и отклонена Европейским Судом в Решении 17 сентября 2002 г. по делу «Климентьев против Российской Федерации» (Klimentyev v. Russia), жалоба № 46503/99. Из вышесказанного следует, что данная жалоба подлежит отклонению в соответствии с пп. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

51.  Доводы об отсутствии объективности суда первой инстанции ввиду продолжения рассмотрения дела несмотря на жалобы заявителя относительно истекшего срока полномочий народных заседателей, а также ввиду предполагаемой попытки оказать давление на представителя заявителя посредством газетной публикации, не приводились в качестве основания для кассационного обжалования и являются абсолютно необоснованными. Следовательно, эти жалобы должны быть отклонены в соответствии с пп. 1 и 3 ст. 35 Конвенции.

52.  Жалоба на первоначальное определение суда первой инстанции о запрете гражданину Кувшинову защищать заявителя наряду с его адвокатом не приводились в качестве основания для кассационного обжалования. В любом случае, представителю заявителя было разрешено защищать заявителя до начала рассмотрения дела по существу и во время разбирательства заявителю оказывал помощь профессиональный адвокат. Следовательно, данная жалоба должна быть отклонена в соответствии с пп. 1 и 3 с. 35 Конвенции.

IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

53.  Ст. 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

54.  Заявитель не представил требований о справедливой компенсации. Соответственно, Европейский Суд компенсацию ему не присуждает.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  Признал жалобу приемлемой в части продолжительности разбирательства по уголовному делу и неприемлемой в остальной части;

 

2.  Постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью производства по уголовному делу в отношении заявителя;

 

3.  Постановил, что отсутствуют основания для присуждения справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 23 сентября 2010 г. в соответствии с пп. 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

       Сорен Нильсен                                                          Христос Розакис
Секретарь Секции Суда                                               Председатель Палаты