22 мая 2007 г. вступило в силу вынесенное Европейским Судом по правам человека (далее – Европейский Суд) постановление по жалобе № 12365/03 «Красуля против Российской Федерации». Данным постановлением Европейским Судом было признано нарушение российскими судами пункта 1 статьи 6 и статьи 10 Конвенции, а именно, нарушение права заявителя на свободу выражения мнения и нарушение принципа равенства сторон. Из обстоятельств дела следует, что главный редактор газеты «Новый гражданский мир» В.А. Красуля был осужден Октябрьским районным судом г. Ставрополя по части третьей статьи 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета) сроком на 1 год лишения свободы условно за публикацию в вышеуказанной газете в отношении губернатора Ставропольского края А.Л. Черногорова статьи «Черногоров подбирается к Ставрополю. Некоторые размышления городской думы» (далее - публикация). В публикации автором давалась критическая оценка действиям губернатора как политика и руководителя. Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда оставила приговор суда первой инстанции без изменения. Констатируя нарушение российскими судами статьи 10 Конвенции, Европейский Суд установил, что Октябрьский районный суд г. Ставрополя оценил мнение заявителя как утверждение о фактах и признал его виновны, поскольку последний не смог доказать истинность своих утверждений. Вместе с тем требования доказывать правдивость оценочного суждения невозможно выполнить. Европейский Суд в связи с этим указал, что фактором особой значимости является разграничение между фактическими утверждениями и оценочными суждениями. Кроме того, Европейский Суд признал, что публикация заявителя не превышала допустимых границ критики. Таким образом, по мнению Европейского Суда, приговор в отношении заявителя противоречит принципам, предусмотренным статьей 10 Конвенции, поскольку Октябрьский районный суд г. Ставрополя не привел достаточных причин, оправдывающих вмешательство по существу и обжалуемое вмешательство не было «необходимым в демократическом обществе». Европейский Суд постановил также, что при вынесении судебных постановлений имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции. В постановлении указывается, что Октябрьский районный суд г. Ставрополя отказался признать заключение лингвистической экспертизы, проведенной на этапе предварительного следствия, в качестве доказательства со ссылкой на то, что у эксперта не было специальной лицензии для проведения лингвистического исследования. Вместе с тем экспертом было высказано мнение, что публикация не содержит сведений, которые можно было бы доказывать, а скорее содержит оценочные суждения и мнения автора. Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда также не приняла во внимание данный факт. Европейский Суд посчитал, что заключение эксперта являлось важной частью доказательств, которое поддерживало позицию защиты и могло стать решающим при определении того, являлись ли инкриминируемые действия уголовными по своей природе. Отсутствие действий российских судов в отношении данного довода, по мнению Европейского суда, противоречит концепции справедливого судебного разбирательства, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. На основании постановления Европейского Суда власти Российской Федерации обязаны выплатить заявительнице 4000 евро в качестве компенсации морального вреда.