7 июня 2007 года Европейским Судом по правам человека (далее – Европейский Суд) вынесено постановление по жалобе № 2999/03 «Довгучиц против Российской Федерации», которое вступило в силу 7 сентября 2007 года. В названном постановлении Европейский Суд постановил, что имели место нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, выразившиеся в несоблюдении права заявителя на справедливое судебное разбирательство в результате отмены в порядке надзорного производства судебного решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 года, а также в нарушении права на защиту собственности вследствие неисполнения названного судебного решения. Упомянутое судебное решение касалось задолженностей заявителю по денежному содержанию в период прохождениям им военной службы.

Европейский Суд отклонил доводы властей Российской Федерации о неприемлемости названной жалобы и указал, что жалоба гражданских служащих не может рассматриваться Европейский Судом, если исключен доступ к суду государственного служащего и это специально оговорено в национальном законодательстве, а также такого рода исключение оправдано объективными основаниями государственного интереса. Исключение из-под гарантий статьи 6 Конвенции требований заявителей относительно справедливости судебного разбирательства по трудовым спорам, связанным с выплатой заработной платы, надбавок/пособий и иных компенсационных выплат и субсидий, не допустимо (см. среди прочих, постановление по делу № 63235/00 «Вилхо Эскелинен и другие против Финляндии» (Vilho Eskelinen and Others v. Finland) ([GC], от 19 апреля 2007, § 62).

С учетом изложенного, Европейский Суд признал жалобу приемлемой и рассмотрел ее по существу. Европейский Суд в своей прецедентной практике при рассмотрении аналогичных дел неоднократно подчеркивал необходимость строго соблюдения фундаментального принципа верховенства права – принципа правовой определенности - res judicata (см. среди прочих Брумареску против Румынии (Brumărescu v. Romania), постановление от 28 октября 1999 г., Отчеты о постановлениях и решениях (Reports of Judgments and Decisions) 1999-VII, § 61, дело Рябых против России (Ryabykh v. Russia), № 52854/99, § 52, ECHR 2003-X; и дело Праведная против России (Pravednaya v. Russia), № 69529/01, § 25, 18 ноября 2004). Европейский Суд отметил, что данный принцип заключается в том, что решение национального суда не может быть пересмотрено с целью проведения вторичного слушанья и вынесения нового решения. Возможность существования двух точек зрения на предмет спора не может являться основанием для пересмотра дела. Отклонения от этого принципа оправдано лишь в исключительных случаях, обусловленных обстоятельствами существенного и непреодолимого характера.

Европейский Суд еще раз подчеркнул «системность» проблемы надзорного производства в Российской Федерации, выявленную им при рассмотрении ряда аналогичных жалоб российских граждан (см. в том числе Розельтранс против России (Roseltrans v. Russia), № 60974/00, §§ 27-28, 21 июля 2005; дело Волкова против России (Volkova v. Russia), № 48758/99, §§ 34-36, 5 апреля 2005; дело Рябых, упомянутое выше, §§ 51-56; дело Борщевский против России (Borshchevskiy v. Russia), № 14853/03, §§ 46-48, 21 сентября 2006; и дело Нелюбин против России (Nelyubin v. Russia), № 14502/04, §§ 28-30, 2 ноября 2006). Суд указал, что отмена обязательного для исполнения судебного решения, нарушившая принцип правовой определенности и право на справедливое судебное разбирательство, лишила заявителя возможности получить денежные средства, на которые он обоснованно рассчитывал, нарушив, тем самым, право заявителя, гарантированное статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Европейский Суд указал, что сама по себе отмена в порядке надзорного производства названного решения по истечении большого периода времени не освобождала ответчика от надлежащего его исполнения до передачи дела в Президиум Московского окружного военного суда (в период с 22 февраля 2003 года по 16 июля 2003 года). В связи с этим, Европейский Суд установил нарушение властями Российской Федерации права заявителя, гарантированного статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции. Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле имело место нарушение властями Российской Федерации пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к ней и присудил заявителю 196936 рублей в качестве возмещения материального ущерба, 2000 евро - в качестве компенсации морального вреда, а также 7572 рубля - в качестве возмещения судебных расходов и издержек.