27 декабря 2007 года вступило в силу вынесенное 27 сентября 2007 года Европейским Судом по правам человека (далее – Европейский Суд) постановление по жалобе № 30160/04 «Джавадов против Российской Федерации». В названном постановлении Европейский Суд постановил, что имело место нарушение властями Российской Федерации ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), выразившееся в незаконном ограничении осуществления заявителем права на свободу выражения мнения. Из обстоятельств дела следует, что 23 октября 2002 года Джавадов В.М. подал заявление в Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (далее – Министерство) о регистрации газеты под названием «Письма Президенту». 23 января 2003 года заместитель начальника Управления регистрации и лицензирования Министерства письмом уведомил заявителя о том, что исходя из названия, газету можно принять за официальное издание компетентного органа, поэтому необходимо, как указано в письме, «заручиться поддержкой уполномоченных органов». Джавадов В.М. потребовал от Министерства либо официально отказать в регистрации, либо зарегистрировать газету. 9 июля 2003 года заявитель был уведомлен Министерством об отказе в регистрации газеты (исх. № 106/12-10665/Д-9048Л). Министерство обосновало свой отказ тем, что в заявлении на регистрацию указаны не соответствующие действительности сведения (заявленная тематика имеет более широкий смысл, чем название самого издания), а также тем, что не было получено разрешение Администрации Президента Российской Федерации на публикацию адресованных Президенту Российской Федерации писем. Джавадов В.М. обжаловал отказ в регистрации газеты в Тверской районный суд г. Москвы, решением которого от 3 сентября 2003 года в удовлетворении заявленных требований отказано. Определением Московского городского суда от 22 декабря 2003 года решение Тверского районного суда г. Москвы от 3 сентября 2003 года оставлено без изменения, кассационная жалоба Джавадова В.М. – без удовлетворения. Джавадов В.М. жаловался в Европейский Суд на отказ Министерства зарегистрировать газету под названием «Письма Президенту», чем, по мнению заявителя, было нарушено его право на свободу выражения мнения, гарантированное ст. 10 Конвенции. Возражая против приемлемости жалобы заявителя, власти Российской Федерации указали, что им пропущен шестимесячный срок для подачи жалобы в Европейский Суд. В этой связи российские власти отметили, что доказательств того, что жалоба была подана в указанный на ней день - 21 июня 2004 года, не представлено, таким образом, она должна считаться поданной в день получения ее канцелярией Европейского Суда. Заявитель представил на обозрение Европейского Суда копию квитанции об отправке, датированную 21 июня 2004 года, на основании которой Европейский Суд признал соблюденным шестимесячный срок, установленный для подачи жалобы. Власти Российской Федерации ссылались также на неисчерпание заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, указав в этой связи, что при обжаловании в национальный суд отказа Министерства в регистрации газеты заявителем был пропущен установленный ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срок для подачи заявления на действия государственного органа. Европейский Суд отметил, что российские суды рассмотрели заявления Джавадова В.М. по существу, а основания для отказа в удовлетворении его требований не ограничились нарушением заявителем процессуальных норм. В этой связи Европейский Суд, ссылаясь на прецедентную практику, указал, что неисчерпание внутригосударственных средств правовой защиты не может быть вменено в вину заявителю, если, несмотря на нарушение последним формальностей, предписанных законом, компетентные национальные органы рассмотрении иск по существу («Скалка против Польши», жалоба № 43425/98, «Эдельмайер против Австрии», жалоба № 33979/96). Исходя из изложенного, Европейский Суд признал жалобу Джавадова В.М. приемлемой и рассмотрел ее по существу. Власти Российской Федерации не признали нарушение Конвенции, указав, что вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения имело своей целью защиту репутации и прав других лиц: как неопределенного круга лиц, у которых, как указали российские власти, могли возникнуть сомнения в истинной природе газеты, так и конкретных лиц - Президента Российской Федерации и его Администрации. Кроме того, как указали российские власти, регистрация газеты с наименованием «Письма Президенту» нарушила бы права широких слоев населения в части возможности получать ответы на свои обращения, поскольку письма, адресованные Президенту Российской Федерации, предполагают механизм обратной связи. Власти Российской Федерации, ссылаясь по аналогии закона на Закон Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров», отметили также, что использование в наименовании средства массовой информации должности конкретного узнаваемого лица – Президента Российской Федерации, недопустимо без согласия последнего либо уполномоченного им органа. Вместе с тем, соответствующее разрешение органа власти у заявителя отсутствовало. Основываясь на своей прецедентной практике, Европейский Суд отметил, что свобода выражения мнения является «основной демократического общества и одним из главных условий его развития и самореализации каждой личности» («Goodwin v. United Kingdom» п. 39, «Handyside v. United Kingdom», п. 49, «Oberschlick v. Austria», п. 57, «Lingens v. Austria», п. 41). При этом, по мнению Суда, статья 10 Конвенции защищает не только содержание информации или мнения, но и средства их распространения, поскольку любое ограничение в средствах неизбежно является вмешательством в право получать и распространят информацию Как указал Суд, осуществление свобод, предусмотренных п. 1 ст. 10 Конвенции, может быть предметом определенных «формальностей» и «условий» и, хотя ст. 10 Конвенции предусматривает возможность наложения ограничений на издания, соответствующий закон должен четко указать обстоятельства, при которых такие ограничения допустимы, в особенности тогда, когда они полностью запрещают публикацию периодического издания (см. Gaweda v. Poland, № 26229/95, п. 40). Основываясь на своей прецедентной практике, Европейский Суд отметил, что «норма права должна быть сформулирована достаточно четко, с тем чтобы позволить заинтересованным лицам (при необходимости с помощью юридической консультации) предвидеть с разумной для данных обстоятельств степенью определенности те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие» (постановление Европейского суда от 27.03.1996 по жалобе Goodwin v. United Kingdom, п. 31, Постановление Европейского суда по делу "Санди Таймс против Соединенного Королевства (N 1)" (Sunday Times v. United Kingdom (N 1)) от 26 апреля 1979 г., Series A, N 30, § 49; Постановление Европейского суда по делу "Лариссис и другие против Греции" (Larissis and Others v. Greece) от 24 февраля 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-I, p. 378, § 40). При этом степень точности, как указал Суд, в значительной мере зависит от содержания нормативного правового акта, сферы отношений, которую он регулирует, количества и статуса лиц, которым он адресован. Суд также отметил, что закон, определяющий соответствующие полномочия, не является несовместимым с указанным требованием, при условии, что пределы усмотрения и способы его осуществления, с учетом правомерности преследуемой цели, указаны с достаточной степенью ясности и что лицу предоставлена адекватная защита от произвольного вмешательства (см., например, решение по делу Толстой-Милославский против Соединенного Королевства от 13 июля 1995 г. Серия A, т. 316-B, с. 71 - 72, п. 37). Европейский Суд принял во внимание, что между сторонами отсутствовал спор о том, является ли отказ в регистрации газеты под предложенным заявителем наименованием вмешательством в его право на свободу выражения мнения, гарантированное ст. 10 Конвенции. Исходя из этого, Европейский Суд указал, что его задача состоит в том, чтобы оценить, было ли подобное вмешательство: - «предписано законом»; - «преследовало ли оно законную цель»; - «было ли оно необходимым в демократическом обществе». Анализируя обстоятельства настоящего дела, Европейский Суд указал, что, признавая законным отказ Министерства в регистрации газеты, национальные суды ссылались на ст. 13 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации». Названная норма, как отметил Суд, определяет, что изложенные в заявлении на регистрацию средств массовой информации сведения должны соответствовать действительности. Европейский Суд подчеркнул, что национальные суды постановили законным отказ в регистрации газеты на том основании, что предложенное название могло ввести в заблуждение читателей, что газета принадлежит Администрации Президента Российской Федерации (что не соответствовало действительности), а также потому, что газета имела целью освещать более широкий спектр вопросов, нежели предполагалось исходя из ее названия. Вместе с тем, ссылалась на ранее рассмотренное дело Gaweda v. Poland (жалоба № 26229/95), Европейский Суд отметил, что требование, о том, чтобы название периодического издания содержало правдивую информацию, не является надлежащим с точки зрения свободы прессы. Название периодического издания, по мнению Суда, по существу направлено лишь на его обозначение на рынке прессы для потенциальных читателей. Суд подчеркнул, что требование, чтобы название газеты отражало «действительное положение дел», должно быть основано на положении законодательства, которое четко это требование «узаконивает». В аналогичном деле «Гаведа против Польши» Суд установил нарушение ст. 10 Конвенции, поскольку интерпретация, данная судами Польши, ввела новые критерии, которые нельзя было предвидеть «с разумной степенью определенностью» на основании текста закона. В данном деле, как указал Европейский Суд, имеет место аналогичная ситуация. Анализируя обстоятельства настоящего дела, Суд счел, что национальные суды допустили расширенное толкование положения статьи 13 Закона «О средствах массовой информации» и использовали формулировку положения названной статьи «…если указанные в заявлении сведения не соответствуют действительности…» в пользу регистрирующего органа, что не было основано на какой-либо норме закона и не могло быть предвидено заявителем. Основываясь на изложенном, Европейский Суд указал, что ограничение права заявителя на свободу выражения мнения в связи с отказом ему в регистрации газеты под названием «Письма Президенту» не было предусмотрено законом. При этом Суд счел излишним рассматривать, соответствовало ли вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения другим требования (преследование законной цели и необходимость в демократическом обществе). Суд постановил, что в данном деле имело место нарушение российскими властями ст. 10 Конвенции и присудил заявителю 1500 евро в качестве компенсации морального вреда.