12 июля 2007 г. Европейским Судом по правам человека (далее – Европейский Суд) вынесено постановление по жалобе № 4874/03 «Пителин и другие против Российской Федерации». Данным постановлением Европейским Судом было признано нарушение властями Российской Федерации в отношении заявителей Пителина А.Д., Матюнина Ю.В., Афанасьева А.Н. и Гомзякова А.М. статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и статьи 1 Протокола № 1 к ней, выразившееся в пересмотре президиумом Астраханского областного суда от 14 августа 2002 г. в порядке надзора вынесенных в пользу заявителей мировым судьей шестого судебного участка Советского района г. Астрахани (далее – судебные решения) вступивших в законную силу судебных решений о взыскании с открытого акционерного общества «Авиакомпания «Астраханские авиалинии» задолженности по заработной плате. Европейский Суд отметил, что право на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете преамбулы к Конвенции, в которой верховенство права признается частью общего наследия Договаривающихся государств. Суд указал, что одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло быть оспорено (см. Брумареску против Румынии (ЖК), № 28342/95, §61, ECHR 1999-VII). Суд неоднократно указывал, что правовая определенность предполагает уважение принципа res judicata, то есть принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела, который закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления фундаментальных судебных ошибок. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, основанием для него не может являться лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу. Отступления от этого принципа оправданны, только когда они являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера (см. «Ryabykh v. Russia», no. 52854/99, § 52 ECHR-2003-X). Суд указал, что право на правовую определенность будет иллюзорным, если внутренняя правовая система будет допускать отмену окончательного решения высшей инстанцией по заявлению государственного чиновника (см. «Ryabykh v. Russia», § 54-56 упомянутое выше). Суд отметил, что пересмотр в надзорной инстанции был осуществлен по протесту председателя Астраханского областного суда, который являлся «государственным чиновником», а не стороной по делу, чье право не ограничено временными рамками (см. «Roseltrans v. Russia», № 60974/00, §§ 27-28, 21 июля 2005; «Volkova v. Russia», № 48758/99, §§ 34-36, 5 апреля 2005; «Ryabykh v. Russia», упомянутое выше). На основании изложенного, Суд выявил нарушение статьи 6 Конвенции, связанное с отменой решения суда вышестоящей инстанцией и передачей дела на новое рассмотрение. Суд напомнил, что наличие долга, подтвержденного юридически обязательным и подлежащим непременному исполнению судебным решением, предоставляет лицу, в пользу которого оно было вынесено, «законное ожидание» того, что долг будет выплачен, и что он является его «имуществом» по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого судебного решения представляет собой вмешательство в право лиц на беспрепятственное пользование имуществом (см. среди прочих постановление Европейского Суда по делу «Androsov v. Russia», N 63973/00, § 69, 6 октября 2005 г.). Суд установил, что судебными решениями заявителям присуждалась выплата полной задолженности по заработной плате. При данных обстоятельствах Европейский Суд счел, что отмена судебных решений в порядке надзора возложила на заявителей чрезмерное бремя, и, следовательно, она является несовместимой с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Таким образом, Суд постановил, что имело место нарушение властями Российской Федерации положений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд обязал власти Российской Федерации в соответствии с судебными решениями, вынесенными в пользу заявителей, выплатить: Пителину А.Д. - 115 538 рублей, Афанасьеву А.Н. - 68708,11 рублей, Матюнина Ю.В., - 64875 рублей, Гомзякова А.М. - 68251,60 рублей - в качестве возмещения материального ущерба, а также 2000 евро каждому - в качестве компенсации морального вреда.