2 мая 2007 г. Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) принял решение по жалобе № 66058/01 «Ложкин против Российской Федерации», которая была признана необоснованной и отклонена согласно статье 35 параграф 3 и 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) полностью.

Из обстоятельств дела следует, что 2 ноября 1998 г. заявитель ввез приобретенную в Республике Беларусь 26 октября 1998 г. автомашину на территорию Российской Федерации, на Кандалакшской таможне ответственный инспектор таможни поставил в счете-фактуре на приобретение автомобиля отметку «таможенный контроль завершен, таможенное оформление не требуется». 16 января 1999 г. Государственная инспекция дорожного движения поставила автомобиль на учет.

Письмом от 30 ноября 1999 г. Кандалакшская таможня направила заявителю в соответствии со ст. 69 Налогового кодекса РФ требование об уплате таможенных платежей и пени в связи с их неуплатой в отношении ввезенного на таможенную территорию Российской Федерации приобретенного на территории Республики Беларусь автомобиля Volkswagen Golf, ссылаясь на Указание Государственного Таможенного Комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. № 01-14/1310 «О таможенном оформлении товаров и транспортных средств, ввозимых с территории Республики Беларусь» (далее – Указание). Согласно Указанию таможенное оформление и таможенный контроль отменены только в отношении ввозимых из Белоруссии товаров, которые были либо произведены на территории Республики Беларусь, либо выпушены для свободного обращения на этой территории, следовательно. Во всех остальных случаях (а приобретенный заявителем автомобиль являлся автомобилем немецкого производства) таможенное оформление обязательно.

Заявитель счел действия Кандалакшской таможни незаконными, ссылаясь на пункт 2 статьи 6 Соглашения о таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь и на статью 11 Основ таможенного законодательства государств-участников СНГ, указав, что таможенной границы между указанными странами не существует, таможенное оформление отменено как в отношении товаров, происходящих из Республики Беларусь, так и в отношении товаров, происходящих из территории третьих стран, но выпущенных для свободного обращения на территории Республики Беларусь. Таким образом, товар, выпущенный в свободное обращение на территории Республики Беларусь, по мнению заявителя, можно также считать происходящим из территории Республики Беларусь. С указанной позицией заявителя согласился и Кандалакшский городской суд Мурманской области, куда Ложкин К.В. обжаловал действия Кандалакшской таможни, приняв 14 февраля 2000 г. решение (далее – решение от 14 февраля 2000 г.) о признании незаконными требований Кандалакшский таможни к Ложкину К.В. об уплате таможенных платежей.

Определением от 6 сентября 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда отменила решение от 14 февраля 2000 г. и вынесла решение об отказе в удовлетворении жалобы заявителя, признав выводы Кандалакшского городского суда Мурманской области ошибочными по мотивам неправильного толкования норм материально права. Судебная коллегия указала, что, правильно применив нормы законодательства, которыми регулируются спорные отношения (Соглашения о таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 г., Указ Президента РФ от 25 мая 1995 г. № 225 «Об отмене таможенного контроля на границе РФ с Республикой Беларусь» и Постановление Правительства РФ от 23 июня 1995 г. № 583), Кандалакшский городской суд неправильно истолковал данные отношения, сделав вывод о наличии общего таможенного пространства между Республикой Беларусь и Российской Федерацией и о том, что автомобиль заявителя является «происходящим с Республики Беларусь».

Причиной обращения Ложкина в Европейский Суд явилось незаконное, по мнению заявителя, возложение на него обязанности по уплате в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации таможенных пошлин и начисленных на них пени, которые заявителю надлежало уплатить в связи с ввозом на территорию Российской Федерации приобретенного им в Республике Беларусь автотранспортного средства – автомашины немецкого производства Volkswagen Golf. Подавая жалобу в Европейский суд, заявитель указал, что наложение таможенных пошлин и штрафа через год после ввоза транспортного средства и освобождения от уплаты таможенных пошлин явилось для него непредвиденным и непомерным бременем. Европейский суд согласился с позицией российских властей в том, что отметка работника таможни в счете-фактуре (с учетом факта отсутствия между Российской Федерацией и Республикой Беларусь общей таможенной зоны) свидетельствовала лишь о факте ввоза автомобиля, а не о его таможенной регистрации в соответствии со статьей 110 Таможенного Кодекса Российской Федерации.

Также Европейский Суд, с учетом имеющейся прецедентной практики (Kopecky v. Slovakia [GC], № 44912/98, § 35, ECHR 2004-IX), в контексте статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, обратил внимание на факт невыполнения заявителем при прохождении таможни условий Указания. При этом Европейский Суд указал на ошибочность решения Кандалакшского городского суда, предоставившего заявителю освобождение от уплаты таможенных пошлин, сославшись при этом на имеющуюся прецедентную практику по данному вопросу (The Synod College of the Evangelical Reformed Charch of Lithuania (dec.) № 44548/98, 5 декабря 2002 года).

Европейский Суд установил, что на момент возникновения спорных отношений уже действовало Указание, которое четко определяло условия освобождения от уплаты таможенных пошлин и было доступно заявителю в день ввоза автомобиля, однако заявителем не приняты попытки предоставить таможенному органу необходимые документы и выполнить требуемые условия законодательства при получении уведомления таможенного органа. При этом Европейский Суд указал, что это же было известно и Кандалакшскому городскому суду, в связи с чем решение от 14 февраля 2000 г., которым были признаны незаконными требования Кандалакшский таможни к заявителю об уплате таможенных платежей, было ошибочным. Европейский Суд отметил, что Российская Федерация имеет широкие полномочия в установлении уплаты налогов и пошлин и признал, что вмешательство российских властей в право владения заявителем имуществом оправданно согласно статье 1 Протокола № 1 к Конвенции.