НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC

 

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

ДЕЛО «Козяк против России»

 

(Жалоба № 25224/04)

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

СТРАСБУРГ

 

13 января 2011 г.

 

 

Данное постановление является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 

По делу «Козяк против России»,

Европейский суд по правам человека (Первая Секция) Комитетом, в состав которого вошли:

          Элизабет Штайнер, Председатель,
          Анатолий Ковлер,
          Георг Николау, судьи,

          и Андре Вампач, заместитель Секретаря Секции,

заседая за закрытыми дверями 9 декабря 2010 г.,

вынес следующее постановление указанного выше числа:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано жалобой (№ 25224/04) против Российской Федерации, поданной в Суд 21 мая 2004 г. в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданином России Козяком Сергеем Елисеевичем  (далее – «заявитель»).

2.  Интересы заявителя представляла Т.В. Дворцова, юрист, практикующий в г. Воркуте, Республика Коми. Интересы властей Российской Федерации (далее – «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  10 июня 2009 г. Председатель Первой секции принял решение уведомить Власти о названной жалобе. В соответствии с Протоколом № 14 жалоба передана на рассмотрение Комитета. Также было решено, что Комитет решит вопрос о приемлемости жалобы одновременно с рассмотрением дела по существу (пункт 1 статьи 29 Конвенции).

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.  Заявитель родился в 1957 году и проживает в г. Челябинске.

5.  Заявитель получает пособие по инвалидности в связи с тем, что его здоровью был причинен вред на прежнем месте работы в сфере горнодобывающей промышленности.

6.  8 сентября 1999 г. заявитель обратился в Воркутинский городской суд Республики Коми (далее – «городской суд») с иском к местному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о перерасчете ежемесячных сумм возмещения вреда здоровью, взыскании недоплаты и пени. В тот же день городской суд назначил первое слушание на 8 сентября 2000 г.

7.  Судебное разбирательство, назначенное на 8 сентября 2000 г., не состоялось вследствие неявки представителя ответчика. Следующее заседание, назначенное на 20 октября 2000 г., было отложено судом в связи с удовлетворением ходатайства ответчика об истребовании определенных документов из архива.

8.  19 июля 2001 г. представитель заявителя ходатайствовала об отложении рассмотрения дела до 16 сентября 2001 г. в связи со своим отпуском.

9.  На слушании, состоявшемся 18 сентября 2001 г., представитель заявителя уточнила исковые требования и заявила ходатайство о привлечении в качестве соответчика Министерства энергетики Российской Федерации. Суд удовлетворил ходатайство, заседание было отложено.

10.  Судебное заседание, назначенное на 5 ноября 2001 г., не состоялось в связи с болезнью судьи.

11.  В письме от 28 декабря 2001 г. заявитель ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие с участием его представителя.

12.  21 февраля 2002 г. представитель заявителя отказалась от исковых требований к Министерству энергетики Российской Федерации.

13.  Заседание суда, назначенное на 22 февраля 2002 г., не состоялось в связи с неявкой сторон. Представитель заявителя ходатайствовала о рассмотрении дела судом в ее отсутствие в связи с ее участием в другом процессе.

14.  11 апреля 2002 г. заявитель вновь ходатайствовал о рассмотрении исковых требований в его отсутствие.

15.  Суд по своей инициативе отложил слушание, назначенное на 16 апреля 2002 г., в связи с необходимостью истребования  документов, подтверждающих членство заявителя в профсоюзе.

16.  11 мая 2002 г. представитель заявителя представила письменные пояснения к иску. В этот день заседание суда не состоялось в связи с неявкой ответчика.

17.  15 мая 2002 г. и ответчик, и представитель заявителя ходатайствовали о рассмотрении дела в их отсутствие. Исковые требования заявителя вновь были уточнены с повторным предъявлением иска к Министерству энергетики Российской Федерации.

18.  16 мая 2002 г. суд назначил проведение экспертизы и приостановил рассмотрение дела.

19.  29 октября 2002 г. экспертиза была завершена. Заседание суда назначено на 24 декабря 2002 года.

20.  23 и 24 декабря 2002 г. соответственно представитель заявителя и ответчик ходатайствовали о рассмотрении исковых требований в их отсутствие. Первая вновь уточнила исковые требования.

21.  8 января 2003 г. городской суд вынес решение о присуждении заявителю сумм задолженности по компенсации вреда и судебных издержек в размере 621 999 рублей и установлении ежемесячных выплат в размере 34 350 рублей с последующей индексацией в соответствии с увеличением минимального размера оплаты труда. Обе стороны обжаловали это решение.

22.  31 марта 2003 г. Верховный суд Республики Коми снял дело с кассационного рассмотрения и направил дело в суд первой инстанции для разъяснения решения в части, касающейся расчетов присужденных сумм. 22 мая 2003 г. суд первой инстанции выполнил требование Верховного суда и разъяснил решение.

23.  Кассационное слушание, назначенное на 30 июня 2003 г., было отложено в связи с необходимостью истребования документов, на которые суд ссылается в решении и которые отсутствовали в материалах дела.

24.  17 июля 2003 г. суд кассационной инстанции вновь возвратил дело в суд первой инстанции для исправления арифметической ошибки, допущенной в решении. Ошибка была исправлена 1 сентября 2003 г.

25.  4 декабря 2003 г. Верховный суд Республики Коми, рассмотрев дело в порядке кассации, оставил решение от 8 января 2003 г. без изменения.

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

26.  Заявитель жаловался на чрезмерную длительность производства по его делу. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, которая в части, относящейся к делу, гласит следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на… разбирательство дела в разумный срок (а)… судом…»

A. Приемлемость

27. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо жалобы

28.  Власти Российской Федерации утверждали, что дело являлось сложным, и что заявитель затягивал рассмотрение дела тем, что уточнял свои исковые требования и неоднократно пропускал судебные заседания. Власти Российской Федерации признали, что органы власти несут ответственность за период бездействия, составивший один год после поступления иска заявителя в суд.

29.  Заявитель утверждал, что ответственность за длительность производства по делу лежит на суде первой инстанции, который откладывал назначенные заседания в связи с неявкой сторон, несмотря на неоднократные ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие, по собственной инициативе истребовал различные документы, а также назначил проведение экспертизы. Кроме того, заявитель доказывал, что требование «разумного срока» было нарушено и на стадии производства в суде кассационной инстанции.

30.  Суд обращает внимание на то, что производство по делу заявителя началось 8 сентября 1999 г. и завершилось 4 декабря 2003 г. В этот период национальные суды рассмотрели исковые требования в двух инстанциях. Таким образом, общая длительность производства по делу составляет приблизительно четыре года и три месяца.

31.  Суд напоминает, что обоснованность длительности судопроизводства должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти, а также важности рассматриваемого дела для заявителя (см., среди многих других источников, Постановление по делу «Фридлендер против Франции» (Frydlender v. France) [GC], жалоба № 30979/96, § 43, ЕСПЧ 2000-VII).

32.  Суд считает, что дело заявителя не было особо сложным.

33.  Что касается поведения заявителя, Суд обращает внимание на то, что заявитель четыре раза изменял свои исковые требования и еще четыре раза не явился на заседание суда или просил об отложении разбирательства по делу. Однако Суд отмечает, что эти ходатайства не повлекли существенных задержек разбирательства по делу. Кроме того, что касается изменений исковых требований, Суд напоминает, что заявителя нельзя обвинять в том, что он использовал все предусмотренные национальным законодательством средства защиты своих интересов (см., mutatis mutandis, Постановление по делу «Ягчи и Сарджин против Турции» (Yağcı and Sargın v. Turkey) от 8 июня 1995 г., § 66, Серия A № 319-A).

34.  Возвращаясь к поведению органов власти, Суд обращает внимание на несколько существенных задержек в производстве по делу. Так, Европейский Суд отмечает, что первое судебное заседание по делу было назначено спустя год после подачи искового заявления  и что суд бездействовал в течение девяти месяцев после того, как он отложил судебное заседание, назначенное на 20 октября 2000 г., с тем, чтобы позволить государству-ответчику собрать определенные документы. Кроме того, несмотря на относительную простоту дела, его рассмотрение осложнялось различными недостатками, допущенными в суде первой инстанции, из-за которых суд кассационной инстанции был вынужден трижды возвращать дело. В этой связи Суд напоминает, что Конвенция и Протоколы к ней должны рассматриваться как гарантия прав, которые являются реальными и эффективными, а не теоретическими и иллюзорными. Право на рассмотрение дела в разумный срок было бы лишено всякого смысла, если бы национальные суды бесконечно рассматривали дело, даже если бы в итоге длительность каждого из отдельных «этапов» этого разбирательства не представлялась чрезмерной (см., mutatis mutandis, Постановление по делу «Светлана Орлова против России» (Svetlana Orlova v. Russia) от 30 июля 2009 г., жалоба № 4487/04, § 47).

35.  Несмотря на то, что Суд не имеет права оценивать качество решений национальных судов с точки зрения права, он считает, что неоднократное вынесение определений о возвращении дела для устранения недостатков в рамках одного производства может свидетельствовать о наличии определенных недостатков в правовой системе (см. Постановление по делу «Вирсисзевска против Польши» (Wierciszewska v. Poland) от 25 ноября 2003 г., жалоба № 41431/98, § 46; Постановление по делу «Матика против Румынии» (Matica v. Romania) от2 ноября 2006 г., жалоба № 19567/02, § 24; и Постановление по делу «Фалимонов против России» (Falimonov v. Russia) от 25 марта 2008 г., жалоба № 11549/02, § 58). Тот факт, что национальные суды рассматривали дело несколько раз, не освобождает их от обязанности соблюдения требования пункта 1 Статьи 6 о разумном сроке (см. Постановление по делу «Литозелитис против Греции» (Litoselitis v. Greece) от 5 февраля 2004 г., жалоба № 62771/00, § 32; и вышеприведенное Постановление по делу Светланы Орловой (Svetlana Orlova), § 50). Таким образом, Суд приходит к выводу, что неоднократные возвращения дела в суд первой инстанции в значительной степени повлияли на длительность производства по делу.

36.  Наконец, Суд учитывает то, что заявитель находился в уязвимом положении, особенно в связи с тем, что пособие по инвалидности, являющееся предметом судебного спора, представляло для него основной источник дохода. Таким образом, Суд считает, что Власти должны были рассмотреть исковые требования заявителя особенно внимательно.

37.  С учетом существенных задержек, произошедших по вине Властей, и важности дела для заявителя, Суд приходит к выводу о том, что длительность производства по данному делу не отвечала требованию о «разумном сроке».

38.  Соответственно, имело место нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

39.  Статья 41 Конвенции устанавливает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Ущерб

40.  Заявитель требовал 1 612 158 рублей (приблизительно 41 000 евро) в качестве компенсации материального ущерба, нанесенного предположительно ошибочными расчетами при определении размера присужденной суммы в национальном суде. Также он требовал 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

41.  Власти Российской Федерации оспорили данные требования как необоснованные и чрезмерные.

42.  Суд не усматривает какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленной суммой материального ущерба; таким образом, он отклоняет это требование. С другой стороны, Суд признает, что заявитель перенес страдания и чувство отчаяния в связи с необоснованной длительностью производства по его делу, и, принимая решение на справедливой основе, присуждает заявителю 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

В. Проценты за просрочку платежа

43.  Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна устанавливаться в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Объявил жалобу приемлемой;

 

2.  Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

 

3. Постановил

(a)  что в течение трех месяцев Государство-ответчик должно выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда 2 000 (две тысячи) евро, которые подлежат конвертации в российские рубли по курсу, применимому на день оплаты, плюс любой налог, который может быть начислен на указанную сумму;

(б) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты, на эти суммы должны начисляться простые проценты, исходя из предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

 

4.  Отклонил остальную часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, письменное уведомление направлено 13 января 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

        Андрэ Вампач                                                         Элизабет Штайнер
Заместитель Секретаря                                                       Председатель