ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

СТРАСБУРГ

 

20 сентября 2011 года

вступило в силу 20 декабря 2011 года

 

 

Данное постановление вступает в силу в порядке, установленном пунктом 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу «Лапин против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Нина Вайич, Председатель,
        Анатолий Ковлер,
        Пир Лоренсен,
        Георг Николау,
        Мирьяна Лазарова Трайковска,
        Джулия Лаффранк,
        Линос-Александр Сисилианос, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

совещаясь за закрытыми дверями 30 августа 2011 года,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело инициировано жалобой (№ 13296/03), поданной в Суд против Российской Федерации 25 апреля 2003 года в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») гражданином России Лапиным Игорем Александровичем.

2. Интересы Властей Российской Федерации (далее – «Власти») представляли П. Лаптев и В. Милинчук, являвшиеся Уполномоченными Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Изначально заявитель утверждал, что компетентные национальные органы не исполнили вынесенное в его пользу и вступившее в законную силу определение суда и что он потерпел неудачу в различных судебных разбирательствах по жалобам к Министерству обороны Российской Федерации. Впоследствии заявитель также жаловался, что органы военной прокуратуры оказывали на него давление в связи с его жалобой в Суд.

4. 5 сентября 2006 года Председатель Первой Секции принял решение коммуницировать жалобу Властям. Было также решено одновременно рассмотреть жалобу по вопросу приемлемости и по существу (пункт 1 статьи 29).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель, 1959 года рождения, проживает в г. Ярославле.

А. Судебное разбирательство по вопросу о жилищных правах заявителя

6. Заявитель является военнослужащим в отставке. В неустановленный день 2002 года он обратился к командиру войсковой части № 19689 с просьбой о предоставлении документов, подтверждающих его право на преимущественное получение жилья в выбранном месте в связи с выходом на пенсию. Заявитель также просил предоставить ему документы, необходимые для получения государственного жилищного сертификата. Этот документ позволил бы ему потребовать от государства денежную компенсацию, частично покрывающую расходы на приобретение выбранного заявителем жилья.

7. В связи с полученным отказом заявитель обратился в суд. 20 января 2004 года вступившим в законную силу определением Московского окружного военного суда требование заявителя было удовлетворено. Суд указал, что:

«... командир войсковой части [№ 19689] обязан оформить и представить соответствующие документы полномочному должностному лицу для постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий … и … необходимые документы для последующего получения заявителем Государственного жилищного сертификата на приобретение жилого помещения в избранном месте жительства…»

8. 10 марта 2004 года Ярославский гарнизонный военный суд выдал заявителю исполнительный лист; постановлением судебного пристава-исполнителя от 6 апреля 2004 года возбуждено исполнительное производство с требованием к  войсковой части № 19689 исполнить решение суда.

9. 4 июня 2004 года судебный пристав-исполнитель вынес постановление об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением.

10. 25 августа 2004 года Суздальский районный суд Владимирской области отменил постановление судебного пристава-исполнителя от 4 июня 2004 года как преждевременное.

11. 9 сентября 2004 года исполнительное производство возобновлено.

12. 25 августа 2005 года семья заявителя была включена в список кандидатов на приоритетное получение жилья войсковой части № 19689.

13. 5 июня 2006 года заявитель и члены его семьи в составе пяти человек внесены под номером 1 в список кандидатов на получение в 2006 году государственного жилищного сертификата войсковой части № 19689. В качестве избранного места жительства указан г. Москва.

14. 15 ноября 2006 года исполнительное производство окончено в связи с исполнением требований рассматриваемого судебного решения в полном объеме.

15. 27 ноября 2006 года заявителю выдан государственный жилищный сертификат. Он отказался принять его, утверждая, что сертификат не покрывает полную стоимость квартиры и что Министерство обороны Российской Федерации  должно решить его жилищную проблему за свой счет в полном объеме.

В. Предполагаемое вмешательство властей в право заявителя на подачу индивидуальной жалобы

16. В письмах от 11 мая, 5 июня и 19 июля 2007 года заявитель утверждал, что 17 апреля 2007 года он был приглашен в военную прокуратуру для дачи «объяснений».

17. Государство-ответчик утверждало, что этот факт не имел отношения к разбирательству в Европейском Суде, поскольку у компетентных военных органов сложилось впечатление, что заявитель, действующий военнослужащий, уклоняется от выполнения своих служебных обязанностей.

18. С этими утверждениями связано вынесение следователем военной прокуратуры Тверского гарнизона постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 30 марта 2007 года.

19. Это постановление было отменено 28 мая 2007 года, и по результатам дополнительной проверки следователь вновь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления.

С. Прочие судебные разбирательства, инициированные заявителем в отношении различных военных органов и Министерства обороны Российской Федерации

20. Заявитель также потерпел неудачу в трех инстанциях судебных разбирательств в отношении различных военных органов и Министерства обороны Российской Федерации, которые завершились вынесением окончательных постановлений от 4 февраля, 4 марта 2003 года и 18 января 2005 года соответственно.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

21. Согласно статьям 13, 209 и 338 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, действовавшего на момент рассматриваемых событий, вступившее в законную силу решение суда является обязательным и подлежит неукоснительному  исполнению.

22. Статья 9 Федерального закона от 21 июля 1997 года «Об исполнительном производстве» предусматривает, что в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель устанавливает срок для добровольного исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном листе. Срок не может превышать пять дней. Судебный пристав-исполнитель также уведомляет должника о принудительном исполнении по истечении установленного срока.

23. Постановление Правительства Российской Федерации от 19 марта 2002 года № 168 определяло, что государственный жилищный сертификат является именным                              свидетельством, удостоверяющим право гражданина - участника соответствующей государственной программы на получение безвозмездной субсидии за счет средств федерального бюджета для приобретения жилого помещения.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

24. Заявитель жаловался на неисполнение вынесенного в его пользу определения суда от 20 января 2004 года. Он ссылался на  статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1, которые в части, относящейся к данному делу, предусматривают следующее:

Пункт 1 статьи 6

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...».

Статья 1 Протокола №1

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

А. Приемлемость

25. Власти признали факт задержки исполнения вынесенного в пользу заявителя определения от 20 января 2004 года, но отметили, что положения Конвенции, на которые сослался заявитель, неприменимы, поскольку решение суда обязывало власти лишь оказать заявителю содействие, а не предоставить ему сразу сертификат или жилое помещение. Власти также утверждали, что заявитель отказывался от сотрудничества, что способствовало дополнительным задержкам исполнительного производства.

26. Заявитель настаивал на своих жалобах и утверждал, что определение суда не было исполнено должным образом, поскольку военные органы обязаны решить его жилищные проблемы путем покупки квартиры в г. Москве.

27. Что касается возражения Властей, Суд отмечает, что определение суда от 20 января 2004 года состояло из двух частей (см. пункт 7). Действительно, кажется сомнительным, что обязание оказать заявителю содействие в постановке на учет нуждающихся в приоритетном получении жилья может рассматриваться как затрагивающее его «гражданские» права в значении статьи 6 Конвенции, не говоря уже о том, чтобы расценивать его в качестве «имущества» в значении статьи 1 Протокола № 1. Вместе с тем Суд не сомневается, что вторая часть определения, обязавшего командира войсковой части подготовить «необходимые документы для последующего получения заявителем Государственного жилищного сертификата на приобретение жилого помещения в избранном месте жительства», действительно затрагивает его «гражданские» права и представляет собой его «имущество» по смыслу  Конвенции.

28. Действующий сертификат позволил бы заявителю потребовать от государства денежную компенсацию, частично покрывающую расходы на приобретение выбранного им жилья, и в этом заключался очевидный непосредственный материальный интерес заявителя (см. выше пункт 23). Как видно из обстоятельств исполнительного производства, определение было интерпретировано и исполнено компетентными органами как возлагающее на них обязанность предоставить заявителю такой сертификат (см. пункты 8-15). При таких обстоятельствах Суд приходит к выводу, что рассматриваемое судебное определение обусловило «гражданские» права заявителя, предусмотренные статьей 6, и представляло собой его «имущество» в значении статьи 1 Протокола № 1. Таким образом, Суд отклоняет возражение Властей.

29.  Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.

В.  Существо жалобы

30. Прежде всего, Суд отмечает, что вынесенное в пользу заявителя определение от 20 января 2004 года вступило в законную силу и стало обязательным для исполнения в день его принятия. Оно оставалось неисполненным до 15 ноября 2006 года, то есть до того дня, когда судебными приставами-исполнителями было установлено, что определение исполнено, и исполнительное производство окончено. Следовательно, судебное определение оставалось неисполненным в течение двух лет и десяти месяцев.

31. Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 по делам, поднимающим вопросы, схожие с рассматриваемыми в настоящем деле (см., в том числе, постановление по делу «Бурдов против России» (Burdov v. Russia), жалоба № 59498/00, ЕСПЧ 2002-III; недавнее постановление по делу «Петрушко против России» (Petrushko v. Russia) от 24 февраля 2005 года, жалоба № 36494/02, и постановление по делу «Познахирина против России» (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 года, жалоба № 25964/02).

32. Принимая во внимание прецедентную практику по данному вопросу, Суд считает, что, не исполнив в течение значительного периода времени вынесенное в пользу заявителя определение суда, национальные власти помешали ему получить государственный жилищный сертификат, право на получение которого было установлено вступившим в законную силу и обязательным для исполнения судебным актом.

33. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1.

II. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

34. Поскольку в целом заявитель утверждал, что военные органы должны решить его жилищную проблему путем приобретения для него квартиры в г. Москве вместо предоставления государственного жилищного сертификата, а также жаловался на неудачный исход других судебных разбирательств в отношении различных органов власти и Министерства обороны Российской Федерации, Суд считает, что эти жалобы не содержат признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или в Протоколах к ней.

35. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с подпунктом «а» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

III. УТВЕРЖДЕНИЕ О ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРАВА НА ПОДАЧУ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖАЛОБЫ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 34 КОНВЕНЦИИ

36. Наконец, заявитель жаловался, что власти оказывали на него давление в связи с разбирательством в Суде, вызвав его на допрос к военному прокурору 17 апреля 2007 года. Суд рассмотрит данную жалобу в соответствии со статьей 34 Конвенции, которая гласит:

«Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

37. Власти не согласились с заявителем, утверждая, что повестка от 17 апреля 2007 года абсолютно не связана с разбирательством в Суде. По утверждению Властей, органы военной прокуратуры имели основания полагать, что заявитель уклоняется от исполнения своих служебных обязанностей, и просили его явиться в этот день для беседы, чтобы прояснить соответствующие обстоятельства.

38.  Заявитель оставил свои жалобы без изменения.

39. Суд повторяет, что для эффективного функционирования установленной статьей 34 системы подачи индивидуальных жалоб чрезвычайно важно, чтобы заявители или потенциальные заявители имели возможность свободно общаться с Европейским Судом, не подвергаясь со стороны властей никакой форме давления, вынуждающего отозвать или изменить жалобы (см., в том числе, «Акдивар и другие против Турции» (Akdivar and Others v. Turkey, постановление от 16 сентября 1996 года, п. 105, Отчеты и решения (Reports and Judgments) 1996‑IV, и «Аксой против Турции» (Aksoy v. Turkey), постановление от 18 декабря 1996 года, п. 105, Отчеты (Reports ) 1996-VI). В этом контексте под «давлением» подразумеваются не только прямое принуждение и явные акты запугивания, но также и иные ненадлежащие косвенные действия или контакты, направленные на то, чтобы разубедить или лишить заявителей желания воспользоваться конвенционным средством правовой защиты (см. «Курт против Турции» (Kurt v. Turkey), постановление от 25 мая 1998 года, п. 159, 1998‑III).

40. Кроме того, вопрос о том, действительно ли контакты между властями и заявителем не соответствуют статье 34, должен решаться с учетом конкретных обстоятельств дела. В связи с этим необходимо принимать во внимание уязвимость лица, подающего жалобу, и его восприимчивость к влиянию, оказываемому властями (см. упоминавшиеся выше постановления по делу Акдивара и других (Akdivar and Others) и Курта (Kurt), п. 105 и п. 160 соответственно).

41. Суд отмечает, что из имеющихся в его распоряжении материалов следует, что 17 апреля 2007 года власти вступили в контакт с заявителем (см. пункт 16). Власти пояснили – и в отсутствии очевидных доказательств противного Суд удовлетворен этим объяснением, – что проверка проводилась по рапорту бывшего работодателя заявителя об обнаружении признаков преступления (см. пункты 18 и 19). Из материалов дела видно, что заявитель проигнорировал повестку, соответствующий рапорт был в конечном итоге отклонен за отсутствием доказательств факта совершения преступления, и что в дальнейшем заявителя никак не беспокоили. При таких обстоятельствах отсутствуют достаточные фактические данные, на основании которых Суд мог бы прийти к выводу, что заявитель подвергся неправомерному давлению или какой-либо форме принуждения из-за обращения в Суд.

42. С учетом вышеизложенных фактов и заключений, Суд находит, что государство выполнило свое обязательство по статье 34 Конвенции.

IV.ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

43. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий данного нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

44. Заявитель требовал 102 500 евро в качестве компенсации причиненного вреда.

45. Власти сочли требования заявителя чрезмерными и необоснованными.

46. Суд отмечает, что в результате задержки исполнения рассматриваемого определения суда заявитель должен был испытать определенные душевные страдания и чувство отчаяния. Тем не менее, требуемая сумма является чрезмерной. Исходя из принципа справедливости, Суд присуждает заявителю 2 400 евро в качестве компенсации морального вреда.

А. Судебные издержки и расходы

47. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах и в Европейском Суде. Соответственно, Суд ничего не присуждает по данному пункту.

В. Проценты за просрочку платежа

48. Суд считает целесообразным установить процентную ставку за просрочку платежа в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявляет приемлемой жалобу на длительное исполнение определения суда от 20 января 2004 года и неприемлемой остальную часть жалобы;

2. Постановляет, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;

3. Постановляет, что государство-ответчик выполнило свое обязательство по статье 34 Конвенции;

4. Постановляет,

(a)  что в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции Государство-ответчик обязано выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда 2 400 (две тысячи четыреста) евро в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(б) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до даты выплаты на указанные суммы будут начисляться простые проценты в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5. Отклоняет остальные требования заявителя относительно справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление направлено в письменном виде 20 сентября 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

   Сорен Нильсен                                                Нина Вайич                

   Секретарь Секции                                          Председатель Палаты