ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

3 февраля 2011 года

 

Постановление окончательное, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 

По делу «Мещеряков против России»,

Европейский Суд по Правам Человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          {0>Nina Vajić, President,<}0{>Нина Важич, Председатель,<0}
          {0>Anatoly Kovler,<}0{>Анатолий Ковлер,<0}
          {0>Khanlar Hajiyev, judges,
Ханлар Хаджиев, судьи,

а также при участии Андре Вампах, заместитель Секретаря Секции,0}

проведя заседание 13 января 2011 г. за закрытыми дверями,

вынес в тот же день следующее постановление.

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано на основании жалобы (№ 24564/04) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») гражданином России Мещеряковым Владимиром Ивановичем (далее - «заявитель»), 2 июня 2004 года.

2.  Интересы властей Российской Федерации (далее – «Власти») представляла В. Милинчук, бывший Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

3. 28 Сентября 2007 г. Председатель Первой Секции принял решение уведомить Власти Российской Федерации о поданной жалобе. В соответствии с Протоколом № 14, жалоба была передана на рассмотрение Комитета.

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4. Заявитель 1955 года рождения проживает в г. Тула.

5. 1 ноября 2000 г. заявитель обратился в суд с иском о взыскании  с  областного управления внутренних дел компенсации причиненного вреда.

6. Слушание дела, назначенное на 17 января и 15 марта 2001 г. в Центральном районном суде г. Тула (далее – «районный суд»), не состоялось в связи с участием судьи в другом судебном процессе. Заявитель подал дополнения к исковому заявлению, что требовало необходимость направления новых материалов ответчику.

7. Слушание дела, назначенное на 21 июня 2001 г., было отложено по ходатайству ответчика с целью сбора определенных доказательств.

8. Решением  районного суда от 28 июня 2001 г. в пользу заявителя с управления внутренних дел было взыскано 249 292 рубля. Ответчик подал кассационную жалобу.

9. 13 ноября 2001 г. Тульский областной суд (далее – «Областной суд») приостановил рассмотрение кассационной жалобы до окончания рассмотрения Конституционным Судом Российской Федерации запроса Верховного Суда Российской Федерации  относительно соответствия Конституции определенных правовых норм.

10. После принятия Конституционным Судом постановления от 19 июня 2002 г., 13 августа 2002 г. областной суд возобновил кассационное производство.

11. 19 сентября 2002 г. слушание дела по апелляции не состоялось в связи с болезнью представителя ответчика.

12. 17 октября 2002 г. областной суд рассмотрел кассационную жалобу, отменив решение суда первой инстанции, дело было направлено на новое рассмотрение.

13. В ходе судебных заседаний 27 февраля и 15 апреля 2003 г. заявитель подал изменения к исковому заявлению. Оба слушания были отложены с тем, чтобы дать возможность ответчику изучить внесенные изменения.

14. 26 мая и 28 августа 2003 г. слушания дела не состоялись по причине участия представителя ответчика в другом судебном процессе и болезни судьи, соответственно.

15. Решением районного суда от 22 сентября 2003 г. в пользу заявителя взыскано 473 913,33 рубля в качестве ежемесячных выплат в связи с потерей трудоспособности за период с июня 1998 г. по октябрь 2003 г. На управление внутренних дел также была возложена обязанность выплачивать заявителю по 14 961,91 рублей ежемесячно, начиная с октября 2003 г., индексирую данную сумму исходя из увеличения минимальной размера оплаты труда и величины прожиточного минимумом в Тульской области.

16. Ни одна из сторон не обжаловала данное решение и 3 октября 2003 г. оно вступило в силу. Было возбуждено исполнительное производство.

17. 5 декабря 2003 г. управление внутренних дел подало в районный суд ходатайство о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы на решение от 22 сентября 2003 г.

18. 15 декабря 2003 г. районный суд отказал в удовлетворении  этого ходатайства. Управлением внутренних дел была подана частная жалобу, но по заявлению заявителя слушание было отложено в связи с его болезнью. Двумя месяцами позже областной суд определение суда было отменено и дело было передано в суд первой инстанции.

19. 9 марта 2004 г. районный суд удовлетворил ходатайство о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы. Заявитель подал частную жалобу и просил суд отложить слушание дела в связи с отсутствием его адвоката. 27 апреля 2004 года районный Суд оставил определение без изменений.

20. Определением районного суда от 18 мая 2004 г. исполнительное производство по решению от 22 сентября 2003 г. было приостановлено. Заявитель подал частную жалобу и одновременно попросил суд отложить рассмотрение дела в связи с отсутствием его адвоката.

21. 6 июля 2004 г. Областной суд отменил решение от 22 сентября 2003 г. и определение о приостановлении исполнительного производства. Дело было направлено на новое рассмотрение.

22. 1 октября 2004 г. заявитель подал дополнение к исковому заявлению.

23. Судебное заседанием, назначенное на 7 октября 2004 г., не состоялось в связи с болезнью судьи.

24. Тем временем заявитель подал надзорную жалобу о пересмотре определения суда кассационной инстанции от 6 июля 2004 г. Суд надзорной инстанции истребовал дело для рассмотрения и 5 марта 2005 г. отклонил надзорную жалобу.

25. Во время слушаний дела 26 апреля и 23 мая 2005 г. заявитель снова подал дополнения к исковому заявлению. Ответчик попросил отложить последнее слушание для проверки некоторых доказательств. Следующее слушание, назначенное на 20 июня 2005 г., также необходимо было отложить по причине дополнения исковых требований.

26. Представитель ответчика не явился на судебные заседания, назначенные на 6 и 7 июля 2005 г. из-за участия в другом судебном процессе.

27. 11 июля 2005 г. заявитель подал дополнения к исковому заявлению, в связи с чем слушание было отложено для сбора определенных доказательств.

28. 8 сентября 2005 г. заявителем подано дополнение к исковому заявлению.

29. Судебные заседания, назначенные на 13 сентября и 12 октября 2005 г., были отложены в связи с болезнью судьи и его участием в другом судебном процессе, соответственно.

30. 24 октября и 16 ноября 2005 г. суд удовлетворил ходатайства сторон об истребовании доказательств и направил соответствующие запросы.

31. Во время следующего судебного заседания, состоявшегося 8 февраля 2006 г., заявитель вновь подал дополнение к исковому заявлению.

32. 3 марта 2006 г. решением районного суда в пользу заявителя была взыскана единовременная выплата в размере 381 251,97 рублей, на управление внутренних дел была возложена обязанность выплачивать заявителю по 14 358,03 рублей ежемесячно, начиная с 1 марта 2006 г. 29 июня 2006 г. решение было оставлено областным судом без изменений,  исполнено решение было 4 мая 2007 г.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 И СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

33. На основании пункта 1 статьи 6 и статьи  13 Конвенции заявитель жаловался на то, что длительность судебного производства была необоснованной. Суд считает, что жалоба должна быть рассмотрена в рамках пункта 1 статьи 6, которая в соответствующей части гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... судебное разбирательство в разумный срок...».

А. Приемлемость

34. Власти утверждали, что заявитель не исчерпал имевшиеся в его распоряжении средства внутригосударственной правовой защиты в отношении своих жалоб. В частности, они указали на то, что он мог подать жалобу в Квалификационную коллегию судей Тульской области, оспорить определения суда об отложении дела или потребовать компенсацию морального вреда.

35. Заявитель возражал, заявляя, что он подавал жалобу в Квалификационную коллегию судей, которая не была удовлетворена, а также оспаривал определения суда об отложении слушаний.

36. Европейский Суд напоминает, что, исходя из его предыдущих выводов, на момент подачи заявителем жалобы в Страсбургский суд законодательство Российской Федерации не имело эффективного средства правовой защиты, предусматривающего выплату компенсации за необоснованную длительность гражданского производства (см., среди прочих, «Кормачева против России», № 53084/99, § 61-62, 29 января 2004 г.; «Кузин против России», № 22118/02, §§ 42-46, 9 июня 2005 г.; «Бакиевец против России», № 22892/03, § 53, 15 июня 2006 г.; «Маркова против России», № 13119/03, § 31, 8 января 2009 г.; и «Зайцев и другие против России», № 42046/06, § 48, 25 июня 2009 г.).

37. Суд отмечает, что в настоящем деле Власти не предоставили новых аргументов в отношении того, мог ли, и, если да, то каким образом, заявитель добиться эффективного средства судебной защиты, обратившись к предложенным мерам. Ничто не указывает на то, что данное средство правовой защиты могло ускорить вынесение решения по делу заявителя или обеспечить получение им соответствующей компенсации в связи с задержками, которые уже имели место (см. выше дело Кормачевой, § 61). Власти также не представили ни одного примера из национальной практики, свидетельствующего о том, что, используя указанные средства, заявитель мог добиться применения такой меры (см. «Кудла против Польши» (Kudła v. Poland) [БП], № 30210/96, § 159, ECПЧ 2000‑XI).

38. Таким образом, Суд отклоняет аргумент Властей в отношении того, что заявитель не исчерпал национальные средства правовой защиты. Суд отмечает, что его жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции, а также не является неприемлемой на каком-либо другом основании. Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

В. Существо жалобы

39. Власти утверждали, что дело заявителя было сложным, и что основная ответственность за продолжительность производства лежит на заявителе ввиду того, что он постоянно изменял свои исковые требования, подавал ходатайства с целью истребования доказательств и ходатайства об отложении слушаний.

40. Заявитель настаивал на своей жалобе.

41. Суд отмечает, что производство по делу заявителя длилось с 1 ноября 2000 г. по 29 июня 2006 г. Период с 11 ноября 2004 г. по 5 марта 2005 г. не учитывается, так как в этот период дело находилось на рассмотрении надзорной инстанции. Таким образом, суммарная продолжительность судопроизводства составила приблизительно пять лет и четыре месяца, за этот период требования заявителя рассматривались три раза на двух уровнях юрисдикции. Суд считает возможным включить в этот период интервал с сентября по декабрь 2003 г., когда ответчик еще не подал жалобу на решение, и дело не подлежало рассмотрению в суде, полагая, что в это время Государство обязано было обеспечить исполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя (см. «Соколов против России», № 3734/02, § 32, 22 сентября 2005 г.).

42. Суд напоминает, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов власти и важность рассматриваемого спора для заявителя (см., среди прочих, «Фридлендер против Франции» (Frydlender v. France) [БП], № 30979/96, § 43, ЕСПЧ 2000-VII).

43. Суд считает, что даже если исковые требования заявителя не отличались особой сложностью, он изменял и дополнял их, по меньшей мере, десять раз в ходе судебного разбирательства. Суд полагает, что с учетом данных факторов задача судов по рассмотрению дела была усложнена (см. «Антонов против России», № 38020/03, 3 ноября 2005 г.). Суд далее отмечает, что заявитель дважды подавал ходатайства с целью истребования определенных доказательств, что в дальнейшем задерживало разбирательство, и трижды просил отложить слушание дела по рассмотрению жалобы по причине своей болезни или отсутствия своего адвоката.

44. Суд принимает во внимание приостановление кассационного производства на девять месяцев до окончания производства в Конституционном Суде Российской Федерации (см. пункт 9 выше), но считает, что эти меры были приняты в интересах достижения справедливого разрешения спора по делу заявителя. Суд отмечает, что помимо нескольких случаев, когда судья заседания был болен или был задействован в другом процессе, власти никак не затягивали рассмотрение дела. Суды не проявляли бездействия и рассмотрели дело с разумной быстротой.

45. Учитывая общую продолжительность судопроизводства и количество судебных инстанций, рассмотревших дело,  а также ответственность заявителя за имевшие место задержки, Суд делает вывод о том, что требование «разумного срока разбирательства» в настоящем деле не было нарушено.

46. Соответственно, нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции не имело место.

II. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

47. Заявитель также жаловался на результат второго «круга» судопроизводства, которое завершилось вынесением судом кассационной инстанции определения от 6 июля 2004 г.

48. Суд напоминает, что его задача не состоит в том, чтобы действовать, ставя под сомнение результат внутреннего судопроизводства. Национальные суды имеют больше возможностей, чтобы оценить отношение доказательств к предмету спора, и чтобы толковать и применять нормы  материального и процессуального права (см. «Пекинель против Турции» (Pekinel v. Turkey), № 9939/02, § 53, 18 марта 2008 г.). Таким образом, эта жалоба должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Объявляет жалобу относительно чрезмерно длительного судопроизводства приемлемой, остальную часть жалобы – неприемлемой;

 

2.  Постановляет, что в данном деле не имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Составлено на английском языке; уведомление разослано в письменной форме 3 февраля 2011 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

        Андре Вампах                                                               Нина Важич            Заместитель Секретаря         Председатель