ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

СТРАСБУРГ

 

25 ноября 2010 г.

вступило в силу 25 февраля 2011 г.

 

 

 

Данное Постановление становится окончательным при соблюдении условий п. 2 ст.44 Конвенции. Текст может быть дополнительно отредактирован.

 

По делу «Николай Матвеев против России»

Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая

Палатой в состав которой вошли:

          П. Лоренцен, Председатель,
          Р. Йегер,
          Р. Марусте,
          A. Ковлер,
          И. Берро-Лефевр,
          М. Лазарова Трайковска,
          З. Калайджиева, судьи,

а также С. Филлипс, Заместитель Секретаря Секции Суда,

совещаясь за закрытыми дверями 2 ноября 2010 г.,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело инициировано жалобой № 10418/04, поданной в Европейский Суд против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) гражданином России Николаем Николаевичем Матвеевым (далее - заявитель) 17 февраля 2004 г.

2.  Интересы заявителя представлял И.Л. Федотов, юрист, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены в Европейском Суде Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  1 сентября 2008 г. Председатель Пятой секции Европейского Суда коммуницировал жалобу властям Российской Федерации.

ФАКТЫ

I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.  Заявитель, 1958 года рождения, проживает в г. Сыктывкаре, Республика Коми.

5.  Заявитель со своей семьей проживал в деревянном доме, находившемся в муниципальной собственности, на берегу реки в поселке Седкыркещ, находящемся в административном подчинении г. Сыктывкара. С 1995 г. заявитель неоднократно сообщал местным властям о том, что река выходит из берегов и что его дом находится под угрозой разрушения.

6.  Весной 1998 г. городская администрация предложила заявителю несколько вариантов временного жилья. Однако данные варианты были, по мнению заявителя, неудовлетворительными, и он отказался переезжать. 18 мая 1998 г. дом заявителя был затоплен, и заявитель вместе с семьей переехал в квартиру его родителей.

7.  13 июля 1998 г. заявитель обратился с иском к Администрации г. Сыктывкара, требуя предоставить ему квартиру общей площадью не менее 36 кв.м или выделить субсидию на строительство или приобретение жилья. Он также требовал взыскать компенсацию материального ущерба и морального вреда.

8.  Первое слушание было назначено на 10 августа 1998 г., но не состоялось в связи с неявкой сторон. По той же причине не было проведено слушание, назначенное на 26 апреля 1999 г.

9.  20 мая 1999 г. Администрация заявила ходатайство об отложении рассмотрения дела до возвращения из отпуска ее представителя. Заявитель и его представитель явились на слушание 7 июня 1999 г., дело было отложено на 21 сентября и затем на 26 октября 1999 г. в связи с привлечением по делу в качестве соответчика администрации п. Седкыркещ и предоставлением заявителю времени для уточнения его исковых требований.

10.  26 октября 1999 г. Сыктывкарский городской суд (далее – городской суд) частично удовлетворил требования заявителя и обязал Администрацию предоставить ему жилое помещение. Остальные требования заявителя были отклонены.

11.  7 декабря 1999 г. дополнительным решением городской суд присудил заявителю возмещение судебных расходов в сумме 2008 руб.

12.  27 января 2000 г. Верховный суд Республики Коми (далее – суд кассационной инстанции) при рассмотрении кассационной жалобы отменил решение от 26 октября 1999 г. и направил дело на новое рассмотрение.

13.  Стороны не явились в судебное заседание, назначенное на 28 марта 2000 г., и рассмотрение дела было отложено на 25 сентября 2000 г. Слушание, назначенное на указанную дату, проведено и отложено, заявителю предложено уточнить свои исковые требования.

14.  26 января 2001 г. суд первой инстанции обязал Администрацию представить определенные документы.

15.  Судебное заседание, назначенное на 30 октября 2001 г., не состоялось по причине неявки представителя ответчика. Слушания, назначенные на 26 февраля и 10 октября 2002 г., были отложены для предоставления заявителю времени для уточнения исковых требований в отношении морального вреда и дополнительных обстоятельств. 29 ноября 2002 г. слушание было отложено в связи с неявкой одного из народных заседателей, который должен был участвовать в судебном заседании.

16.  22 января и 8 мая 2003 г. заявитель подал ходатайства об отводе судьи Л. связи с  затягиванием рассмотрения дела. 16 сентября 2003 г. дело было передано судье Н.

17.  В неуказанную дату заявитель отказался от требования о предоставлении жилья и потребовал поставить его в очередь на получение государственной субсидии на строительство или приобретение жилья, определив ее сумму, кроме того, заявитель требовал возмещения материального ущерба, компенсации морального вреда и возмещения судебных расходов.

18.  2 октября 2003 г. суд вынес новое решение, которым обязал власти поставить заявителя на учет граждан, имеющих право на получение жилищных субсидий на приобретение или строительство жилья за счет средств федерального бюджета и определить размер подлежащей выплате субсидии. Суд также взыскал в пользу заявителя убытки в размере 12 000 руб. Остальные требования заявителя о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда были отклонены. В тот же день суд прекратил производство по делу в отношении возмещения судебных расходов, ссылаясь на то, что данный вопрос уже был разрешен 7 декабря 1999 г.

19.  20 ноября 2003 г. суд кассационной инстанции оставил решение без изменения.

20.  25 февраля 2004 г. Президиум Верховного суда Республики Коми отменил в порядке надзора судебное решение от 7 декабря 1999 г., на основании которого заявитель должен был получить судебные расходы и издержки. 18 марта 2004 г. заявитель узнал о данном решении и подал новый иск с требованием о возмещении судебных расходов.

21.  19 марта 2004 г. сумма в размере 12 000 руб. была перечислена на банковский счёт заявителя и исполнительное производство по данной части было прекращено.

22.  Слушания, назначенные на 9 и 23 апреля 2004 г. для рассмотрения требования о возмещении судебных расходов, не состоялись в связи с неявкой заявителя.

23.  14 мая 2004 г. городской суд требование заявителя отклонил. Однако данное решение было отменено в кассационном порядке с направлением дела на новое рассмотрение. 16 июля 2004 г. городской суд удовлетворил требование заявителя, присудив 4433 руб. Решение было исполнено 2 сентября 2004 г.

24. Постановлением от 3 февраля 2005 г. служба судебных приставов прекратила исполнительное производство в отношении требований заявителя, касавшихся субсидии на строительство или приобретение жилья. Из текста постановления следует, что 24 ноября 2004 г. Администрация сообщила службе судебных приставов о том, что размер субсидии на строительство или приобретение жилья для заявителя определен и что 30 декабря 2004 г. заявитель включен под номером один в очередь лиц, имеющих право на получение государственной субсидии на строительство или приобретение жилья в связи с уничтожением их домов в результате стихийного бедствия. Однако в полученной заявителем копии письма Администрации от 24 ноября 2004 г., адресованного службе судебных приставов, сообщалось, что заявитель включен в очередь на улучшение жилищных условий под номером 4134.

25.  Заявитель подал жалобу на постановление о прекращении исполнительного производства. Его жалоба была удовлетворена городским судом, который отметил, что у службы судебных приставов не было никаких доказательств исполнения решения кроме письма от ответчика. Однако данное решение было отменено судом кассационной инстанции                  28 марта 2005 г.

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С НЕОБОСНОВАННОЙ ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ СУДОПРОИЗВОДСТВА

26.  Заявитель жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его делу была несовместима с требованием «разумного срока», предусмотренного п. 1 ст. 6 Конвенции, соответствующая часть которого гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на ... разбирательство дела в разумный срок ... судом...»

A.  Приемлемость

27.  Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с п. 3 и п. 4 ст. 35 Конвенции. Они не уточнили этот довод.

28.  Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба должна быть признана приемлемой.

B.  Существо жалобы

29.  Власти Российской Федерации заявили, что длительность производства по делу заявителя была объективно оправдана поведением сторон, которые не являлись на слушания и заявляли ходатайства. Длительность также объяснялась сложностью дела.

30.  Заявитель выразил свое несогласие. В частности он упомянул, что он не был надлежащим образом извещен о слушаниях и, таким образом, не мог на них присутствовать. Ни одна из сторон не представила никаких доказательств в поддержку своих аргументов.

31.  Европейский Суд отмечает, что производство по делу заявителя было начато 13 июля 1998 г. Также он отмечает, что после вынесения решения по существу спора 16 июля 2004 г. суд первой инстанции вынес решение по поводу распределения судебных расходов и издержек. Принимая во внимание ранее сделанные выводы (см., среди прочих источников, Постановление Европейского Суда от 23 сентября 1997 г. по делу «Робинс против Соединенного Королевства» (Robins v. the United Kingdom), п. 29, Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека 1997‑V) и тот факт, что нераспределение судебных расходов и издержек в ходе отдельного производства произошло по недосмотру национальных властей, Европейский Суд считает, что разбирательство в отношении расходов являлось частью основного спора. Таким образом, производство по делу заявителя было завершено 16 июля 2004 г. За исключением периода с 20 ноября 2003 г. по 18 марта 2004 г., в течение которого не было задержек, общая длительность производства по делу составила около пяти лет и восьми месяцев, в течение которых дело рассмотрено четыре раза судом первой инстанции и три раза судом кассационной инстанции.

32.  Европейский Суд вновь отмечает, что обоснованность длительности судопроизводства должна оцениваться с учетом обстоятельств дела и следующих факторов: сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти, а также значимости спора для заявителя (см., среди многих прочих источников, Постановление Европейского Суда по делу «Фридлендер против Франции» (Frydlender v. France) [БП], п. 43, жалоба № 30979/96, ЕСПЧ 2000-VII).

33.  Европейский Суд считает, что дело заявителя не было сложным, так как оно касалось прямого требования о предоставлении жилья и компенсации ущерба после указанного события.

34.  Что касается поведения заявителя, то Европейский Суд соглашается с тем, что заявитель не присутствовал на трех слушаниях в ходе основного производства и на двух слушаниях в ходе производства в отношении распределения судебных расходов. В то же время он отмечает, что власти Российской Федерации не оспаривали утверждения заявителя о том, что он не был надлежащим образом извещен о слушаниях, и не предоставили каких-либо документов, свидетельствующих об обратном. Кроме того, представитель органа государственной власти-ответчика не явился на те же самые слушания, что в любом случае сделало бы присутствие заявителя бессмысленным. Что касается аргумента о том, что заявитель повлиял на длительность судопроизводства путем подачи ходатайств и изменения исковых требований, то Европейский Суд напоминает, что в ходе производства заявитель подал одно ходатайство, один раз изменил свои требования и дважды ему было предложено уточнить свои требования. Европейский Суд повторяет, что заявителю нельзя ставить в вину полное использование предоставляемых национальным законодательством возможностей для защиты его интересов (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда от 8 июня 1995 г. по делу «Ягчи и Саргин против Турции» (Yağcı and Sargın v. Turkey), п. 66, Серия A № 319-A).

35.  Что касается поведения властей, то Европейский Суд, в первую очередь, отмечает, что в ходе производства суд первой инстанции назначал от одного до трех слушаний в год за исключением 1999 г. Далее он отмечает, что слушания дважды переносились в связи с неявкой представителя органа государственной власти-ответчика и один раз в связи с неявкой народного заседателя. В целом, у суда первой инстанции ушло более года на вынесение решения по существу на первом этапе судопроизводства и более четырёх лет на вынесение второго решения.

36.  В отношении значимости спора для заявителя Европейский Суд напоминает, что в течение разбирательства заявитель оставался лишенным собственного дома и, главным образом, пытался получить новое жилье взамен разрушенного наводнением. Сам характер спора, по мнению Европейского Суда, требовал особо оперативного рассмотрения иска.

37.  С учетом нерегулярности назначаемых слушаний, задержек, произошедших по вине властей, и важности спора для заявителя, Европейский Суд заключает, что в настоящем деле имело место нарушение требования «разумного срока».

38.  Следовательно, в этой связи имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ ВСЛЕДСТВИЕ НЕИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

39.  Заявитель жаловался на то, что длительное необеспечение властями исполнения решения от 2 октября 2003 г. в части, касавшейся постановки в очередь на получение государственной субсидии на строительство или приобретение жилья, являлось нарушением его прав в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции. Соответствующее положение гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое … разбирательство дела … судом...»

A.  Приемлемость

40.  Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с п. 3 и п. 4 ст. 35 Конвенции.

Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении п. 3 ст. 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба должна быть признана приемлемой.

B.  Существо жалобы

41.  Власти Российской Федерации заявили, что решение от 2 октября 2003 г. было полностью исполнено, включая рассматриваемую часть. Они ссылались на постановление главы Администрации города от 28 октября 2004 г. на основании протокола заседания общественной жилищной комиссии, в соответствии с которым заявитель был поставлен на учет лиц, имеющих  право на получение государственной субсидии на строительство или приобретение жилья. Они не предоставили ни копии решения, ни каких-либо других документов в подтверждение данного аргумента.

42.  Заявитель ссылался на копию письма городской администрации от 24 ноября 2004 г., адресованное в службу судебных приставов, в котором содержалась иная информация (см. п. 24 выше). Он заявил, что ему не было известно ни о каких доказательствах того, что он был действительно включен в очередь. На момент отправки своих замечаний Европейскому Суду он все еще не получил субсидию на строительство или приобретение жилья.

43.  Европейский Суд напоминает, что необоснованно длительная задержка исполнения вступившего в законную силу решения суда может являться нарушением Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации» (Burdov v. Russia), жалоба № 59498/00, ЕСПЧ 2002-III).

44.  Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле власти Российской Федерации не предоставили никаких документальных доказательств того, что решение от 2 октября 2003 г. исполнено в части, касавшейся включения заявителя в очередь лиц, имеющих право на получение государственной субсидии на строительство или приобретение жилья. Он принимает предоставленную заявителем копию письма Администрации от 24 ноября 2004 г. в качестве доказательства того, что решение суда не было надлежащим образом исполнено. С учетом этого Европейский Суд считает, что в полном объеме вынесенное в пользу заявителя решение суда не исполнялось в течение более шести лет, что не является совместимым с требованиями п. 1 ст. 6 Конвенции.

45.  Следовательно, в этой связи имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

III.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

46.  Заявитель жаловался, что чрезмерная длительность судопроизводства по его делу и неисполнение государством-ответчиком вынесенного в его пользу решения суда нарушили ст. 8 Конвенции. Соответствующее положение данной статьи гласит:

«1.  Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2.  Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

47.  Власти Российской Федерации оспорили этот довод.

48.  Европейский Суд отмечает, что данная жалоба связана с жалобами, рассмотренными выше, и, таким образом, должна быть признана приемлемой.

49.  Европейский Суд отмечает, что жалоба заявителя, связана с теми же фактами, которые уже были рассмотрены выше по ст. 6 Конвенции. С учетом сделанных им выводов о нарушении ст. 6 (см. пп. 37 и 44 выше) Европейский Суд считает, что нет необходимости рассматривать где-либо в настоящем деле те же самые факты и выявлять нарушение ст. 8 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Лайно против Италии» (Laino v. Italy) [БП], п. 25, жалоба № 33158/96, ЕСПЧ 1999-I; Постановление Европейского Суда от 17 июня 2003 г. по делу «Руиану против Румынии» (Ruianu v. Romania), п. 75, жалоба № 34647/97).

IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

50.  Ст. 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А.  Ущерб

51.  Заявитель требовал выплаты 82 116 евро в качестве компенсации материального ущерба, рассчитанной исходя из суммы причитающейся ему субсидии на строительство или приобретение жилья и начисленных на неё процентов за период неисполнения решения от 2 октября 2003 г. Кроме того, он требовал 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

52.  Власти Российской Федерации оспорили указанные суммы, как завышенные и необоснованные.

53.  Европейский Суд отмечает, что национальный суд не присудил заявителю субсидию на строительство или приобретение жилья и не определил ее сумму. Таким образом, Европейский Суд не усматривает какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленным требованием о материальном ущербе, и поэтому отклоняет данное требование. С другой стороны, Европейский Суд повторяет, что, в целом, самой приемлемой формой компенсации в отношении выявленных нарушений является помещение заявителей, насколько это возможно, в положение, в котором они бы находились, если бы требования Конвенции не были нарушены (см., среди прочих источников, Постановление Европейского Суда от 7 июня 2007 г. по делу «Довгучиц против Российской Федерации» (Dovguchits v. Russia), п. 48, жалоба № 2999/03). С учетом выявленного нарушения в связи с неисполнением властями вынесенного в пользу заявителя судебного решения, этот принцип применим в данной ситуации.

54.  Поэтому Суд считает, что власти Российской Федерации должны обеспечить ссоответствующими мерами исполнение решения суда от 2 октября 2003 г. в части, касающейся постановки заявителя в очередь на получение субсидии на строительство или приобретение жилья (см. Постановление Европейского Суда от 24 января 2008 г. по делу «Леснова против Российской Федерации» (Lesnova v. Russia), п. 25, жалоба № 37645/04).

55.  Что касается требования заявителя о компенсации морального вреда, то Европейский Суд соглашается с тем, что в данной ситуации заявитель испытал значительные душевные страдания и разочарование и в связи с чрезмерной длительностью судопроизводства, начатого с целью получения права на новое жилье, и в связи с неисполнением властями Российской Федерации вынесенного в его пользу судебного решения. При таких обстоятельствах, исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 8 600 евро.

B. Судебные расходы и издержки

56.  Заявитель также потребовал выплаты 2 226 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек, понесенных им в Европейском Суде.

57.  Власти Российской Федерации оспорили данное требование как необоснованное.

58.  В соответствии с практикой Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только в том случае, если установлено, что такие расходы и издержки действительно имели место, являлись необходимыми и разумными. Европейский Суд отметил, что заявитель не предоставил никаких документальных доказательств в подтверждение своего требования. Соответственно, Суд отклоняет данное требование.

C.  Процентная ставка при просрочке платежей

59.  Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  Признал жалобу приемлемой;

 

2.  Постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства;

 

3.  Постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с неисполнением государством вынесенное в пользу заявителя судебного решения;

 

4.  Постановил, что нет необходимости в отдельном рассмотрении жалобы по ст. 8 Конвенции;

 

5.  Постановил

(a)  что государство-ответчик должно, в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции, обеспечить надлежащими средствами исполнение судебного решения от 2 октября 2003 г. в части, касающейся постановки заявителя на учет граждан, имеющих право на получение субсидии на строительство или приобретение жилья;

(b)  что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции, сумму в размере 8 600 (восемь тысяч шестьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, конвертированную в российские рубли по курсу на дату выплаты, плюс сумму любого применимого налога;

(с)  что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

 

6.  Отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 25 ноября 2010 г. в соответствии с п. 2 и п. 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

      Стивен Филлипс                                                           Пер Лоренцен
Заместитель Секретаря Секции Суда                         Председатель Палаты