ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

СТРАСБУРГ

 

13 января 2011 года

 

 

Данное постановление является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 

 

По делу «Рубцова против России»,

Европейский суд по правам человека (Первая Секция) Комитетом, в состав которого вошли:

     Элизабет Штайнер, Председатель,
     Анатолий Ковлер,
     Георг Николау, судьи,
а также Андре Вампач, заместитель Секретаря Секции,

заседая за закрытыми дверями 9 декабря 2010 г.,

вынес следующее постановление указанного выше числа:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело инициировано жалобой (№ 22554/04) против Российской Федерации, поданной в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданкой Российской Федерации Рубцовой Любовью Ивановной (далее – «заявитель») мая 2004 г.

2.  Интересы Властей Российской Федерации (далее – «Власти») сначала представлял П. Лаптев, являвшийся в рассматриваемый период Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека, и впоследствии Г. Матюшкин.

3.  12 марта 2008 г. Председатель Первой секции решил уведомить Власти о данной жалобе.  В соответствии с Протоколом № 14 жалоба была передана на рассмотрение Комитета.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4. Заявитель, 1960 года рождения, проживает в г. Санкт-Петербурге.

5.  В период с 1989 по 2001 год заявитель инициировала несколько судебных разбирательств по гражданским делам.

A. Спор об алиментах

6.  Решением от 17 января 1989 года Выборгский районный суд взыскал алименты с бывшего мужа заявителя. Был выдан исполнительный лист.

7.  В августе 2000 года служба судебных приставов уведомила заявителя об утере исполнительного листа, и рекомендовала ей получить новый.

B. Жилищный спор

8.  12 октября 1999 года заявитель обратилась в Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к мужу Р. о признании ее права и права ее детей на комнату в определенной квартире. Для рассмотрения дело было передано судье K.

9.  Заявитель утверждает, что слушания были назначены на 27 февраля 2000 года, приходившееся на выходные, а затем на неопределенную дату в марте 2000 года, когда ответчик не явился.

10.  Следующее слушание, назначенное на 19 апреля 2000 года, не состоялось вследствие неявки сторон. Судебная повестка, направленная ответчику по адресу, указанному заявителем в ее исковом заявлении, была возвращена в суд за истечением срока хранения в почтовом отделении.

11.  16 мая 2000 года рассмотрение дела было отложено в связи с неявкой ответчика. Судебная повестка возвращена в суд по той же причине.

12.  19 сентября 2000 года слушание не состоялось в связи с нахождением судьи в отпуске. Вследствие большой загруженности судьи К. дело было передано вновь назначенному судье Ч.

13.  Следующее рассмотрение дела, назначенное на 15 ноября 2000 года, отложено по ходатайству заявителя о предоставлении ей времени для уточнения исковых требований и обращения за юридической помощью. В этот же день суд удовлетворил ее ходатайство о принятии обеспечительных мер.

14.  В судебном заседании 24 января 2001 года заявитель дополнила свои исковые требования, прося суд признать недействительной сделку, совершенную Р. по обмену спорной комнаты на дом. После привлечения в качестве третьего лица П. судебное заседание было отложено, сторонам были вручены повестки на новую дату. С целью истребования доказательств суд направил запросы в некоторые государственные органы.

15.  Ответчик и третье лицо не явились на следующее слушание 17 апреля 2001 года. Судебная повестка, направленная П., возвращена в суд за истечением срока ее хранения в почтовом отделении. Заседание было отложено. Чтобы убедиться в правильности адреса для направления повесток, суд предложил управлению жилищного хозяйства соответствующего района города известить П., а сельсовету деревни, где проживал ответчик – известить Р.

16.  В ходе следующего судебного заседания 1 августа 2001 года заявитель дополнила свой иск требованием о признании всех сделок, совершенных с комнатой, недействительными. Три других лица, которые являлись участниками этих сделок, были привлечены судом в качестве соответчиков. В тот же день суд приостановил производство по делу до разрешения по существу другого спора, находящегося в производстве Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга, который касался требований заявителя о признании недействительным ее брака с Р. Заявитель это определение не обжаловала.

17.  Производство по делу возобновлено 12 мая 2003 года - через три месяца после вынесения Фрунзенским районным судом решения.  Следующее слушание назначено на 3 февраля 2004 года, однако, оно было отложено до 15 сентября 2004 года по ходатайству заявителя и одного из ответчиков, а также вследствие неявки других лиц, участвующих в деле. В ответ на жалобу заявителя на длительность судопроизводства 21 августа 2003 года Председатель Санкт-Петербургского городского суда признал, что загруженность районного суда значительно превысила максимальный уровень, в частности, из-за нехватки судей.

18.  15 сентября 2001 года суд отказал  в удовлетворении исковых требований заявителя.  Мотивированное решение было сдано в канцелярию суда 13 мая 2005 года. 20 июля 2005 года Санкт-Петербургский городской суд в качестве суда кассационной инстанции оставил решение без изменения.

C. Спор о расторжении брака

19.  12 июля 2001 г. заявитель инициировала во Фрунзенском районном суде г. Санкт-Петербурга производство о признании недействительным ее брака с Р.

20.  4 апреля 2002 года судья, в производстве которого находилось дело, вынес определение о подготовке дела к судебному разбирательству и запросил некоторые доказательства из государственного органа. Слушание было назначено на 7 октября 2002 года, однако оно не состоялось из-за болезни судьи. На следующем заседании 19 февраля 2003 года суд удовлетворил исковые требования заявителя.

21.  23 января 2003 года заявитель подала жалобу в Высшую квалификационную коллегию судей на промедление, допущенное районным судом при рассмотрении ее дела. По итогам проведенной проверки                     26 ноября 2004 года полномочия судьи, который рассматривал дело заявителя, были прекращены.

D. Спор о родительских правах

22.  В апреле 2001 года заявитель инициировала во Фрунзенском районном суде г. Санкт-Петербурга разбирательство о взыскании задолженности по алиментам и лишении бывшего мужа родительских прав. 24 апреля 2002 года районный суд направил дело по подсудности в другой суд. 7 августа 2002 года Санкт-Петербургский городской суд отменил названное определение. Решением от 19 февраля 2003 года районный суд удовлетворил исковые требования заявителя.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

23.  Федеральный закон № 68-ФЗ от 30 апреля 2010 г. (вступивший в силу 4 мая 2010 г.) предусматривает, что в случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок граждане России вправе обратиться с требованием о компенсации. Федеральный закон № 69-ФЗ, принятый в тот же день, внес соответствующие изменения в российское законодательство.

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛагаемое НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

24.  Заявитель ссылается на статьи 7 и 13 Конвенции, жалуясь, что национальные суды чрезмерно долго рассматривали ее требования по делам, касающимся жилья и признания брака недействительным. Суд счел надлежащим рассмотреть данные жалобы на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции, который в соответствующей части гласит следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на… разбирательство дела в разумный срок (а)… судом…»

A. Приемлемость

25.  Власти утверждали, что жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

26. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной согласно пункту 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

В. Существо жалобы

27.  Относительно процессуальных действий, касающихся жилищных споров, Власти утверждали, что дело было сложным в связи с его характером и участием третьих лиц, изменением исковых требований заявителя и подачей ею ходатайств, а также в связи с неявкой сторон в суд. Они также отметили, что заявитель не обжаловала определение о приостановлении судебного разбирательства до завершения другого спора. Власти признали, что Октябрьский районный суд нарушил процедурные сроки дважды: после возобновления производства по делу и при сдаче дела в канцелярию суда с мотивированным решением. Тем не менее, они утверждали, что эта задержка была оправдана чрезмерной рабочей нагрузкой каждого судьи.

28.  Власти не представили каких-либо конкретных комментариев по поводу длительности спора о признании брака недействительным.

29.  Заявитель продолжала настаивать на своей жалобе.

30.  Суд отмечает, что разбирательство по жилищному спору началось 12 октября 1999 года и закончилось 20 июля 2005 года. В этот период требования заявителя были рассмотрены судами двух инстанций. Дело о признании брака недействительным длилось с 12 июля 2001 года по 19 февраля 2003 года в одной судебной инстанции. Два судебных разбирательства длились, соответственно, пять лет девять месяцев и один год семь месяцев.

31.  Суд напоминает, что обоснованность длительности судопроизводства должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти, а также важности рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди многих других источников, Постановление по делу «Фридлендер против Франции» (Frydlender v. France) [GC], жалоба № 30979/96, § 43, ЕСПЧ 2000-VII).

32.  Суд считает, что будет лучше рассматривать эти два разбирательства отдельно.

33.  В той степени, в которой это относится к жилищному спору, Суд считает, что дело имело определенную степень сложности, связанную с числом участвующих лиц.

34.  Что касается поведения заявителя, Суд отмечает, что заявитель не явилась в суд один раз, она также дополняла свои исковые требования и четыре раза заявляла ходатайствовала об отложении разбирательства для сбора доказательств. Общая задержка, вызванная действиями заявителя, составила примерно один год и один месяц. Однако Суд всегда исходит из принципа, что заявителя нельзя обвинять в том, что он использовал все предусмотренные национальным законодательством средства защиты своих интересов (см., mutatis mutandis, «Ягчи и Сарджин против Турции» (Yağcı and Sargın v. Turkey), 8 июня 1995 г., Series A №319-A, § 66).

35.  Что касается поведения властей, за исключением двухмесячной задержки по причине отпуска судьи, Суд считает, что они не допустили какой-либо небрежности или проволочек до возобновления производства по делу в марте 2003 года. Он напоминает, однако, что после этого суд первой инстанции не смог рассматривать дело с той же эффективностью и допустил задержки, которые замедлили разбирательство приблизительно на один год и пять месяцев. В частности, Суд обращает внимание на длительную задержку при назначении судом первой инстанции слушания после возобновления производства по делу и при сдаче дела в канцелярию суда с мотивированным решением, что позволило бы заявителю подать кассационную жалобу. Что касается доводов Властей относительно чрезмерной нагрузки судей, он повторяет, что на государствах-ответчиках лежит обязанность организовать свою судебную систему таким образом, чтобы их суды могли соответствовать требованиям пункта 1 статьи 6 (см. дело «Мути против Италии» (Muti v. Italy), от 23 марта 1994 года, § 15, Серия A № 281-C).

36.  В связи с изложенным Суд считает, что Власти не выполнили требование о «разумном сроке» при рассмотрении жилищного спора заявителя.

37.  Что касается разбирательства о признании брака недействительным, Суд отмечает, что суд первой инстанции, как представляется, бездействовал на протяжении большего периода времени, проведя за год и семь месяцев одно слушание и направив один запрос для получения доказательств. Тот факт, что позднее было установлено, что судья нарушил процессуальные сроки при рассмотрении дела заявителя и впоследствии на этом основании его полномочия были прекращены, подтверждает вывод о том, что длительность этого разбирательства была чрезмерной.

38. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении обоих циклов судебных разбирательств.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

39.  Заявитель также жаловалась, что ее попытки ускорить разбирательство были тщетными. Она ссылалась на статью 13, которая гласит следующее:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в [настоящей] Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

A. Приемлемость

40. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной согласно пункту 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

В. Существо жалобы

41.  Суд принимает во внимание существование нового средства правовой защиты, введенного федеральными законами № 68-ФЗ и № 69-ФЗ после вынесения «пилотного» постановления по делу «Бурдов против России» (№ 2) (№ 33509/04, ЕСПЧ 2009‑...). Эти законодательные акты, которые вступили в силу 4 мая 2010 года, создали новое средство, которое позволит заинтересованным лицам добиваться компенсации вреда, причиненного необоснованно длительным судебным разбирательством (см. пункт 23 выше).

42.  Суд отмечает, что в данном случае замечания сторон в отношении статьи 13 были получены до 4 мая 2010 года и не содержали каких-либо ссылок на изменения в законодательстве.

43.  Суд напоминает, что в указанном выше «пилотном» постановлении им установлено, что было бы несправедливо обязывать заявителей, права которых на судебную защиту нарушались в течение нескольких лет и которые обратились за возмещением в Европейский Суд, повторно подавать жалобы в национальные суды (см. приводившееся выше дело Бурдова (№2) (Burdov (no. 2)), § 144). В соответствии с этим принципом Суд решил рассмотреть настоящую жалобу по существу и установил нарушения материального аспекта положений  Конвенции.

44.  Наконец, 23 сентября 2010 года Суд решил, что все новые жалобы, подпадающие под действие нового внутреннего средства и правовой защиты и направляемые после вынесения «пилотного» постановления по делу Бурдова, сначала должны подаваться в национальные суды (см. решение по делу «Фахретдинов и другие против России» (Fakhretdinov and Others v. Russia) от 23 сентября 2010 г., жалоба № 26716/09, § 32).  Суд также установил, что его позиция в будущем может быть пересмотрена, в частности, в зависимости от способности национальных судов сформировать на основании нового закона соответствующую практику с учетом требований Конвенции (там же, § 33).

45.  Принимая во внимание эти особые обстоятельства, Суд не считает необходимым продолжать отдельное рассмотрение жалобы в соответствии со статьей 13 в данном деле.

III. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

46.  Заявитель также жаловалась на результат всех судебных разбирательств, длительность разбирательства о лишении родительских прав и неспособность властей заставить ее бывшего мужа выплатить алименты.

47.  Суд напоминает, что к его компетенции не относится проверка  результатов внутреннего разбирательства. Национальные суды обладают наилучшими возможностями для оценки значимости доказательств по делу, толкования и применения норм материального и процессуального права (см. «Пекинел против Турции» (Pekinel v. Turkey), № 9939/02, § 53, от 18 марта 2008 года). Таким образом, эта жалоба должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

48.  В отношении жалобы взыскании алиментов, заявитель не обжаловала в суд на действия или бездействие судебных приставов, не исчерпав все внутренние средства правовой защиты. Жалоба на длительность судопроизводства о лишении родительских прав была подана несвоевременно. Отсюда следует, что эти жалобы должны быть отклонены в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции.

IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

49.  Статья 41 Конвенции гласит:

   «Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Ущерб

50.  Заявитель просила Суд присудить ей справедливую компенсацию согласно статье 41 Конвенции и в соответствии с прецедентным правом, без указания конкретной суммы.

51.  Власти утверждали, что заявитель не представила требований о справедливой компенсации, и заявили, что установление самого факта нарушения будет достаточным в этом отношении.

52.  Суд признал, что, ожидая в течение многих лет рассмотрения ее исков национальными судами, заявитель испытала определенное волнение и стресс. Принимая решение на справедливой основе, Суд присуждает ей 2 900 евро в качестве компенсации морального вреда.

В. Проценты за просрочку платежа

53. Суд считает целесообразным, что процентная ставка при просрочке платежей должна устанавливаться в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.  Объявил жалобы на длительность судебного разбирательства в отношении жилья и признания брака недействительным, а также на отсутствие эффективных средств правовой защиты, приемлемыми, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2.  Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3.  Признал, что нет необходимости отдельно рассматривать жалобу по статье 13 Конвенции;

4. Постановил

(a)  что в течение трех месяцев Государство-ответчик должно выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда 2 900 (две тысячи девятьсот) евро, которые подлежат конвертации в российские рубли по курсу, применимому на день выплаты, плюс любой налог, который может быть начислен на указанную сумму;

(б) что простые проценты по предельным годовым процентным ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

Составлено на английском языке, и уведомление в письменной форме направлено 13 января 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

        Андре Вампач                                                         Элизабет Штайнер      

Заместитель Секретаря                                                  Председатель