ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

7 июня 2011 г.

 

Данное постановление вступает в силу в порядке, установленном пунктом 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу «Рябикина против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

          Нина Вайич, Председатель,
          Анатолий Ковлер,
          Христос Розакис
          Пеер Лоренцен,
          Элизабет Штейнер,
          Ханлар Хаджиев,
          Георг Николау, судьи,

и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

совещаясь за закрытыми дверями 17 мая 2011 г.,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 44150/04), поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») против Российской Федерации гражданкой России Ларисой Ивановной Рябикиной (далее - «заявитель») 12 ноября 2004 года.

2. Интересы заявителя в суде представлял В.Н. Вобликов. Власти Российской Федерации (далее – «Власти») были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г. Матюшкиным.

3. Заявитель утверждала, в частности, что было нарушено ее право на доступ к суду.

4. 22 сентября 2008 г. Председатель Первой Секции принял решение уведомить Власти о поданной жалобе. Суд также решил рассмотреть жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу  (пункт 1 статьи 29).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель, 1947 года рождения, проживала в г. Рязани. 29 сентября 2008 г. заявитель умерла. 3 августа 2009 г. ее сын, Вобликов Ярослав, (родился 19 августа 1977 года) выразил желание продолжить разбирательство в Суде.

А. Требование относительно пенсионной задолженности

6. 6 апреля 1999 г. заявитель предъявила иск к региональному отделу службы социальной защиты населения, касающийся пенсионной задолженности.

7. 25 декабря 2000 г. Билибинский районный суд Чукотского автономного округа удовлетворил иск заявителя частично. Заявитель подала кассационную жалобу. 15 февраля 2001 г. Чукотский областной суд в кассационном порядке отменил решение от 25 декабря 2000 г. и направил дело в районный суд на новое рассмотрение.

8. 28 апреля 2001 г. районный суд требования заявителя удовлетворил. 4 октября 2001 г. областной суд оставил решение от 28 апреля 2001 г. без изменения.

9. 25 октября 2001 г. заявитель получила исполнительный лист. Впоследствии решение было исполнено.

В. Иск о компенсации за чрезмерную длительность судебного разбирательства

10. 17 сентября 2002 г. заявитель предъявила иск к Федеральному казначейству о взыскании компенсации морального вреда, причиненного чрезмерно длительным судебным разбирательством по иску о пенсионной задолженности. Она утверждала, что судами не были соблюдены сроки, установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

11. 13 января 2003 г. Анадырский городской суд Чукотского автономного округа удовлетворил требования заявителя частично.

12. 27 марта 2003 г. Чукотский областной суд в кассационном порядке отменил решение от 13 января 2003 г. и направил дело в городской суд на новое рассмотрение.

13. 9 октября 2003 г. городской суд прекратил производство по делу заявителя. Ссылаясь на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. № 1-П, суд указал, что в действующем законодательстве не определены основания или порядок рассмотрения исков о возмещении вреда, причиненного  несоблюдением судами установленных законом сроков. В частности, суд отметил следующее:

«... из смысла данного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации следует, что дела о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями судьи, должны рассматриваться в ином судебном порядке, чем существующий порядок гражданского судопроизводства, который еще предстоит законодательно установить (в том числе подведомственность и подсудность данной категории дел). При этом суд не оспаривает Конституционного права истца на подачу иска к государству о возмещении  морального вреда, однако наличие в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации № 1-П указания на то, что дела такой категории должны рассматриваться в ином судебном порядке, который до настоящего времени не определен, позволяет прийти к выводу о том, что дело по иску [заявителя] подлежит прекращению».

14. 13 мая 2004 г. областной суд оставил определение от 9 октября 2003 г. без изменения, указав следующее:

 

«Действующий исковой порядок рассмотрения гражданских дел, установленный  Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, не учитывает все особенности рассмотрения дел о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием  суда (или судьи) по делам, когда дело не разрешается по существу. This is supported by the prescription made by the Constitutional Court for the [Parliament of Russia] to legislate on the issue. Это подтверждается предписанием Конституционного Суда [для Федерального Собрания Российской Федерации] о специальном законодательном урегулировании порядка рассмотрения таких дел. Therefore, the current rules [of civil procedure] do not apply to the adjudication of the applicant’s claims.” Поэтому действующий порядок [гражданского процесса] не может быть применен при рассмотрении иска  заявителя».

 

II.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Article 1064 of the Civil Code contains general provisions on liability for the infliction of damage. Статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации  содержит общие основания ответственности за причинение вреда. It establishes that damage inflicted on the person or property of an individual shall be reimbursed in full by the person who inflicted the damage (Article 1064 § 1).16.  Article 1070 of the Civil Code determines liability for the damage caused by unlawful actions of law-enforcement authorities or courts. Она устанавливает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064).

16. Статья 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации  предусматривает ответственность за вред, причиненный незаконными действиями правоохранительных органов и судов. In particular, it is established that the federal or regional treasury shall be liable for the damage sustained by an individual in the framework of the administration of justice provided that the judge’s guilt has been established in a final criminal conviction (Article 1070 § 2). В частности, устанавливает, что за счет федеральной или региональной казны возмещается вред, причиненный гражданину при осуществлении правосудия, в случае, если вина судьи установлена вступившим в законную силу приговором суда (пункт 2 статьи 1070).

17. В Постановлении от 25 января 2001 г. № 1-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что пункт 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку устанавливает особые условия ответственности государства за вред, причиненный при осуществлении правосудия. Он уточнил, тем не менее, что термин «осуществление правосудия» не распространяется на судебные разбирательства в целом, а относится лишь к судебным актам, разрешающим дело по существу. Иные судебные акты – решающие, главным образом, процессуально-правовые вопросы – не охватываются понятием «осуществление правосудия». Ответственность государства за вред, причиненный процессуальными действиями или бездействием, например нарушением разумных сроков судебного разбирательства, может возникнуть даже в отсутствие вступившего в законную силу приговора в отношении судьи, если его вина была установлена в рамках гражданского судопроизводства. Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, тем не менее, что конституционное право на компенсацию государствам вреда не зависит от вины судьи. Гражданин должен иметь возможность получить компенсацию за любой вред, причиненный в результате нарушения судом его права на справедливое судебное разбирательство по смыслу статьи 6 Конвенции. Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что Федеральному Собранию Российской Федерации надлежит законодательно урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием суда  или судьи, а также подведомственность и подсудность такого рода дел.

18. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации установил, что производство по гражданскому делу прекращается, в частности, если оно не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (статья 220).

ПРАВО

I. ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВОПРЕЕМСТВА ВОБЛИКОВА

19. После смерти заявителя ее сын, Я. Вобликов, выразил желание продолжить разбирательство по жалобе. Он указал, что является наследником и намерен «выполнить ее желание получить решение Европейского Суда по правам человека по ее жалобе».

20. Суд напоминает, что в ряде дел, когда заявитель умирает в ходе разбирательства, принимаются во внимание заявления его наследников или близких членов семьи о желании продолжить рассмотрение дела в Суде. Это наиболее часто происходит в рамках дел, затрагивающих, в первую очередь, материальные и, следовательно, передаваемые требования. Однако вопрос о том, являются ли такие требования передаваемыми тем лицам, которые хотят продолжить рассмотрение жалобы, не является единственным критерием. Фактически, дела, связанные с правами человека, рассматриваемые Судом, также имеют моральное измерение и близкие заявителя могут иметь обоснованную заинтересованность в осуществлении правосудия даже после смерти заявителя (см. среди прочего, дело «Хорватова против Словакии», № 74456/01, пункт 26, от 17 мая 2005 г.).

21. Учитывая обстоятельства настоящего дела, Суд принимает тот факт, что сын заявителя имеет обоснованную заинтересованность в продолжении рассмотрения жалобы вместо умершей заявительницы. Таким образом, он продолжит разбирательство по данному делу по его заявлению.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

22. Заявитель жаловалась согласно статье 41 Конвенции на то, что внутригосударственные суды отказались рассматривать ее иск к Федеральному казначейству о компенсации вреда. Суд рассмотрит жалобу в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...».

23. Власти комментарии не представили.

А. Приемлемость

24. Суд полагает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Также она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она является приемлемой.

В. Существо жалобы

25. Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на рассмотрение спора о его гражданских правах и обязанностях судом. Таким образом, это положение включает в себя «право на суд», из которого право на доступ к суду, то есть право инициировать производство в судах по гражданским делам, является лишь одним из аспектов; тем не менее, это тот аспект, который фактически делает возможным доступ к остальным гарантиям, изложенным в пункте 1 статьи 6 (см. дело «Сергей Смирнов против России», № 14085/04, пункт 25, от 22 декабря 2009 г., и дело «Компания «Телтроник-КАТВ» против Польши», № 48140/99, пункт 45, от 10 января 2006 г.).

26. «Право на суд» не является абсолютным и может подвергаться ограничениям. Суд должен убедиться в том, что примененные ограничения не ограничивают и не снижают гарантированный гражданам доступ к суду таким образом или в таком объеме, чтобы повлечь значительное умаление сущности этого права. Кроме того, Суд подчеркивает, что ограничение совместимо с пунктом 1 статьи 6 Конвенции только в том случае, когда оно преследует законную цель и существует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой законной целью  (см. дело Сергея Смирнова, указанное выше, пункты 26-27; дело «Едамский и Едамская против Польши» №73547/01, пункт 58, от 26 июля 2005 г.; и дело «Крейц против Польши» от 19 июня 2001 г., № 28249/95, пункты 54 и 55, ЕСПЧ 2001‑VI).

27. В заключение, Европейский Суд повторяет, что в его задачу не входит замена внутригосударственных судов. Разрешение проблем толкования национального законодательства является, прежде всего, обязанностью  национальных властей, а именно судов.  Роль Европейского Суда заключается в том, чтобы установить, является ли такое толкование совместимым с положениями Конвенции (см. дело «Акционерное общество «Сотирис энд Никос Кутрас Атти» против Греции», № 39442/98, пункт 17, ЕСПЧ 2000‑XII).

28. В настоящем деле заявитель предпринимала попытки предъявить к Федеральному казначейству иск о компенсации вреда, причиненного предполагаемой чрезмерной длительностью гражданского судопроизводства в отношении ее требований о пенсионной задолженности. Возможность предъявления таких требований была закреплена статьями 1064 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (см. пункты 15 и 16 выше). Конституционный Суд Российской Федерации уточнил, что ответственность государства за вред, причиненный в результате какого-либо нарушения права стороны гражданского процесса на справедливое судебное разбирательство, в том числе нарушения гарантии разумного срока, возникнет даже если вина судьи будет установлена в рамках гражданского, а не уголовного судопроизводства, и что право на получение от государства компенсации вреда не должно быть связано с личной виной судьи (см. пункт 17 выше). Он также постановил, что гражданин должен иметь возможность получить компенсацию за любой вред, причиненный в результате нарушения судом его права на справедливое судебное разбирательство по смыслу статьи 6 Конвенции. Из этого следует, что иск заявителя относился к ее гражданским правам материального характера и должен был подлежать рассмотрению в ходе гражданского судопроизводства.

29. Внутригосударственные суды отклонили иск заявителя на том основании, что в законодательстве еще не была определена подсудность подобных требований. Данное ограничение права на доступ к суду исключило какую-либо возможность рассмотрения данного иска, и, соответственно, подорвало саму суть права заявителя на доступ к суду. Власти не представили какого-либо обоснования отсутствия в законодательстве положений, регулирующих порядок рассмотрения подобных исков.

30. Следовательно, Суд считает, что отказ заявителю в доступе к суду повлек нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

III. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

31. Наконец, заявитель жаловалась в соответствии со статьями 6 и 13 Конвенции на то, что обе стадии гражданского судопроизводства по ее делу были неоправданно затянуты. Однако учитывая все доступные ему материалы, Суд не находит никаких признаков нарушения указанных положений. Из этого следует, что данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная на основании пунктов 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

32. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий данного нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Компенсация

33. Заявитель требовала 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

34. Власти утверждали, что доводы заявителя не дают оснований для присуждения компенсации. В любом случае, они полагали, что требования заявителя являются необоснованными и завышенными.

35. Суд полагает, что заявитель испытала стресс и страдания в связи с отказом внутригосударственных судов в рассмотрении ее иска. При данных обстоятельствах Суд считает, что страдания и подавленность заявителя не могут быть компенсированы лишь фактом установления нарушения. Тем не менее, требуемая сумма является чрезмерной. Принимая решение на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 7 200 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть наложен на эту сумму.

В. Судебные издержки и расходы

36. Заявитель не требовала возмещения судебных расходов и издержек. Соответственно, по данному пункту выплата не присуждается.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявил приемлемой жалобу на отказ внутригосударственных судов в рассмотрении иска заявительницы о компенсации морального вреда, причиненного, предположительно, чрезмерной длительностью гражданского судопроизводства, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

3.  Постановил,

(а) что государство-ответчик должно выплатить Ярославу Вобликову, сыну умершей заявительницы, в течение трех месяцев с момента вступления в силу данного постановления в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в качестве компенсации морального вреда в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, а также все налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на вышеуказанную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной кредитной ставке Европейского центрального банка в течение периода выплаты пени, плюс три процента;

4. Отклонил остальные требования о справедливой компенсации.

 

 

Составлено на английском языке, уведомление разослано в письменном виде 7 июня 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сорен Нильсен                                                                                                            Нина Вайич,

  Секретарь                                                                                                                Председатель