ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

15 марта 2011 г.

 

Данное постановление вступит в силу при обстоятельствах, указанных в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу «Шандров против России»,

Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

          Нины Вайич, Председателя Палаты Суда,
          Анатолия Ковлера,
          Кристоса Розакиса,
          Пеера Лоренцена,
          Элизабет Штайнер,
          Ханлара Гаджиева,
          Георга Николау, судей,
а также при участии Сoрена Нильсена, Секретаря Секции, рассмотрев дело за закрытыми дверями 22 февраля 2011 года, вынес следующее постановление, которое было принято в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 15093/05), поданной в Суд 31 марта 2005 года гражданином России Дмитрием Сергеевичем Шандровым (далее – «заявитель») против Российской Федерации в соответствии со Статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция»).

2.  Интересы Властей Российской Федерации (далее – «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  Заявитель утверждал, в частности, что он не был надлежащим образом уведомлен о судебном заседании в Ставропольском областном суде, и что кассационная жалоба была рассмотрена в его отсутствие.

4.  11 сентября 2009 г. Председатель Первой секции принял решение коммуницировать Властям жалобу. Суд также решил рассмотреть жалобу по существу одновременно с решением вопроса о ее приемлемости (пункт 1 статьи 29).

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.  Заявитель родился в 1976 г. и проживает в поселке Радужном, Московская область.

6.  Утром 31 июля 2001 г. в Ставропольском крае Е., вооруженный пулеметом и взрывчаткой, взял пассажиров автобуса в заложники. Заявитель был одним из заложников. Вечером того же дня милиция взяла автобус штурмом, убила Е. и освободила заложников. Однако в ходе штурма Е. взорвал ручную гранату, и заявитель был ранен. Его госпитализировали в местную больницу. На следующий день, после того, как ему была оказана медицинская помощь, его выписали. В ходе расследования по уголовному делу о захвате заложников заявителю был присвоен статус потерпевшего от преступления.

7.  5 мая 2003 г. заявитель подал судебный иск к Правительству Ставропольского края с требованием о компенсации морального вреда, причиненного террористическим актом. Заявитель основывался на статье 17 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О противодействии терроризму», согласно которой возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция.

8.  15 декабря 2003 года Коломенский городской суд Московской области частично удовлетворил исковые требования заявителя. Правительство Ставропольского края подало кассационную жалобу. Правительство Ставропольского края не отрицало, что заявитель пострадал в результате террористической акции. Однако, по его мнению, закон не предусматривает объективной ответственности субъекта Российской Федерации за моральный вред, причиненный третьей стороной, который в деле заявителя стал результатом действий Е.

9.  16 февраля 2004 г. Московский областной суд отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

10.  На предварительном судебном заседании, состоявшемся 28 апреля 2004 г., Коломенский городской суд Московской области вынес решение о передаче дела на рассмотрение в Ленинский районный суд г. Ставрополя по подсудности.

11.  9 августа 2004 г. решением Ленинского районного суда г. Ставрополя исковые требования заявителя в его отсутствие оставлены без удовлетворения. Заявитель подал кассационную жалобу.

12.  В ноябре 2004 г. заявитель узнал, что 27 октября 2004 г. Судебная коллегия Ставропольского краевого суда провела судебное заседание в его отсутствие и отклонила его кассационную жалобу. Заявитель получил копию определения от 27 октября 2004 г. в декабре 2004 г.

13.  Заявитель сделал несколько безуспешных попыток инициировать надзорное производство по своему делу. 27 ноября 2006 г. Президиум Ставропольского краевого суда, наконец, принял ходатайство заявителя о пересмотре решения в порядке надзора.

14.  18 декабря 2006 г. Президиум Ставропольского краевого суда отменил решение от 9 августа 2004 г. и определение от 27 октября 2004 г. и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

15.  28 мая 2007 г. Ленинский районный суд г. Ставрополя провел судебное заседание в отсутствие заявителя. Исследовав представленные сторонами доказательства, суд оставил исковые требования заявителя без удовлетворения. Соответствующие выдержки из решения районного суда гласят следующее:

«Заявитель не явился в судебное заседание. Он был должным образом извещен о времени и месте проведения судебного заседания. Он обратился к суду с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие на основании представленных [им] материалов. ...

Суд установил, что [заявитель] так и не получил компенсацию от краевого или любого другого государственного органа. [Заявитель] это подтвердил. Он не предъявляет никаких претензий относительно материального ущерба. Он требует возмещения морального вреда. ...

Из упоминавшегося выше закона следует, что от лица, которое не причиняло вред, можно требовать компенсации вреда только в тех случаях, когда это ясно указано в законе. ...

В соответствии со статьями 17 и 18 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О противодействии терроризму», возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция. Однако в законе не указывается возможность компенсации морального вреда за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации. ...

Более того, в бюджетах субъектов Российской Федерации отсутствуют правовые основания для выделения средств на компенсацию морального вреда. ...

Вред [заявителю] был нанесен не по вине органов власти Ставропольского края. Из материалов дела следует, что вред [заявителю] причинил Е., который взял людей в автобусе в заложники … 31 июля 2001 г. …

Органы власти Ставропольского края выполнили свои обязательства: они оказали содействие в освобождении заложников и установили  потерпевших. Истец был доставлен в Центральную районную больницу г. Минеральные Воды, где он получил необходимую медицинскую помощь. ...

Статья 17 Федерального закона «О противодействии терроризму» не предусматривает обязательства по компенсации морального вреда со стороны субъектов Российской Федерации. Таким образом, правовые основания для компенсации морального вреда органом власти Ставропольского края отсутствуют. ....

Суд принимает утверждение истца о том, что он понес моральный вред. Однако он не представил доказательств того, что такой вред был причинен по вине ответчика. ...

 При таких обстоятельствах, на основании сложившейся судебной практики суд устанавливает, что правовые основания для удовлетворения исковых требований [заявителя] отсутствуют. ...”

16.  Заявитель обжаловал это решение, настаивая на неверном истолковании национального законодательства судом первой инстанции. Представляется, что заявитель не обращался в суд кассационной инстанции с просьбой о повторном исследовании доказательств, содержащихся в материалах дела, или о допуске новых доказательств.

17.  22 августа 2007 г. заявитель получил повестку о вызове на судебное заседание, которое было назначено в Ставропольском краевом суде на тот же день. Вследствие этого он не смог присутствовать на судебном заседании. Суд кассационной инстанции провел судебное заседание в отсутствие обеих сторон, участвующих в споре.

18.  По результатам судебного заседания, проведенного в отсутствие обеих сторон, суд кассационной инстанции отклонил кассационную жалобу заявителя и оставил решение от 28 мая 2007 г. без изменения. Соответствующие выдержки из определения суда кассационной инстанции гласят следующее:

«В своей жалобе, представленном в суд кассационной инстанции, истец требует отменить решение в связи с неверным истолкованием национального законодательства судом первой инстанции. Исследовав материалы дела и заявления истца, суд кассационной инстанции устанавливает, что решение суда первой инстанции было законным и обоснованным.

В интересах законности суд кассационной инстанции полностью пересмотрит решение суда первой инстанции, как предусматривается [соответствующими положениями ГПК].

Суд первой инстанции отклонил исковые требования [заявителя] в связи с тем, что Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 25 июля 1998 г. не предусматривает компенсации морального вреда. Статья 18 нового закона «О противодействии терроризму», который вступил в силу 1 января 2007 г. и заменил закон «О борьбе с терроризмом», предусматривает, что компенсация морального вреда, причиненного в результате террористического акта, осуществляется за счет лиц, его совершивших.

Выводы суда (первой инстанции) основаны на всесторонней и объективной оценке доказательств, а также на применении соответствующего материального права …

Суд правильно установил, что террористический акт причинил [заявителю] моральный вред … Однако [заявитель] не доказал, что вред был причинен ответчиком. ...”

Далее краевой суд проанализировал относящееся к делу законодательство, а также судебную практику Верховного Суда и Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу морального вреда. Краевой суд отметил, что на объективную ответственность со стороны государства можно ссылаться только в прямо предусмотренных законом случаях. Хотя статьи 17 и 18 закона «О борьбе с терроризмом» предусматривали, что возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, моральный вред в Законе прямо не упоминался. Таким образом, возмещение морального вреда в этом Законе не предусматривалось. Заявитель понес ущерб в результате самого террористического акта, а не вследствие действий органов власти. Органы власти, напротив, сделали все возможное для того, чтобы освободить заложников и предоставить им медицинскую помощь. При таких обстоятельствах суд постановил, что в соответствии с общими положениями деликтного права возмещение морального вреда должен произвести причинитель этого вреда (т.е. террорист), а не государство.

19.  19 августа 2008 г. Ставропольский краевой суд отклонил просьбу заявителя о возобновлении дела путем его пересмотра в порядке надзора в связи с тем, что не были соблюдены соответствующие сроки.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

20.  Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – «ГПК», действующий с 1 февраля 2003 г.) гласит следующее:

Статья 113. Судебные извещения и вызовы

«1.  Лица, участвующие в деле, … извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

2.  Судебная повестка является одной из форм судебных извещений и вызовов. Лица, участвующие в деле, извещаются судебными повестками о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий …

3.  Лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

4.  Судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. В случае если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы …»

Статья 116. Вручение судебной повестки

«1.  Судебная повестка … гражданину вручается ему лично под расписку на подлежащем возврату в суд корешке повестки …»

Статья 343. Действия суда первой инстанции после получения кассационных жалобы, представления

«1.  После получения кассационных жалобы, представления … судья обязан:

(1)  не позднее следующего дня после дня их получения направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы, представления и приложенных к ним письменных доказательств;

(2)  известить лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в кассационном порядке…»

Статья 354. Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле.

«1.  в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте рассмотрения дела, суд откладывает разбирательство дела …»

21.  Закон «О борьбе с терроризмом» (Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом») предусматривает следующее:

Статья 17. Возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции.

«1.  Возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция…

Статья 18. Социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате террористической акции

1.  Социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате террористической акции, проводится в целях их возвращения к нормальной жизни, включает в себя правовую помощь указанным лицам, их психологическую, медицинскую, профессиональную реабилитацию…

2.  Социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате террористической акции, производится за счет средств федерального бюджета и средств бюджета субъекта Российской Федерации…»

 

22.  Новый закон «О противодействии терроризму» (Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму») предусматривает следующее:

Статья 18. Возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта.

«1.  Компенсация морального вреда, причиненного в результате террористического акта, осуществляется за счет лиц, его совершивших…»

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

23.  Заявитель жаловался на то, что ему не была предоставлена возможность присутствовать на судебном заседании по его гражданскому делу 22 августа 2007 г. в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, который гласит следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела … судом…»

24.  Власти Российской Федерации заявили, что заявитель был своевременно извещен о судебном заседании. Он был уведомлен об этом заседании письмом, направленным 10 августа 2007 г. Ленинским районным судом г. Ставрополя. Власти представили копию этого письма и копию выписки из журнала учета исходящей корреспонденции Ленинского районного суда г. Ставрополя. Власти также отметили, что от государства не требуется налаживать идеально функционирующую почтовую систему (см. «Загородников против России» (Zagorodnikov v. Russia) от 7 июня 2007 г., жалоба № 66941/01, § 31, и, mutatis mutandis, «Фоли против Соединенного Королевства» (Foley v. the United Kingdom) от 11 сентября 2001 г., жалоба № 39197/98).

25.  Заявитель настаивал, что национальные суды не выполнили свою обязанность известить его о судебном заседании. Далее он заявил, что судебная повестка должна была быть вручена ему лично под расписку или таким образом, чтобы национальные суды могли сделать вывод о том, что он действительно был вызван в суд. Согласно почтовому штемпелю на конверте, судебная повестка поступила в местное почтовое отделение 22 августа 2007 г., в день судебного заседания. Он также отметил, что расстояние между местом его проживания и местом проведения судебного заседания составляло свыше 1 600 км.

A. Приемлемость

26.  Европейский Суд считает в свете представленных сторонами аргументов, что жалоба затрагивает серьёзные вопросы фактов и права, согласно Конвенции, определение которых требует рассмотрения жалобы по существу. Таким образом, Суд делает вывод о том, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Других оснований для объявления жалобы неприемлемой установлено не было. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо жалобы

27.  Суд повторяет, что право на «публичное разбирательство», закрепленное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, неизбежно подразумевает право на «устное слушание» (см. «Фредин против Швеции (№ 2)» (Fredin v. Sweden (no. 2)) от 23 февраля 1994 г., §§ 21-22, Серия A № 283-A). Право на публичное разбирательство дела будет лишено смысла, если сторона, участвующая в деле, не извещается о судебном заседании с таким расчетом, чтобы она имела возможность явиться в суд в том случае, если лицо решит воспользоваться своим правом, предусмотренным национальным законодательством (см. «Яковлев против России» (Yakovlev v. Russia) от 15 марта 2005 г., жалоба № 72701/01, § 21).

28.  Суд отмечает, что в соответствующее время правила гражданского судопроизводства Российской Федерации предусматривали проведение устных слушаний в судах кассационной инстанции. Однако посещение их сторонами не было обязательным и, если сторона не являлась на судебное заседание без уважительной причины, после того, как она была уведомлена об этом надлежащим образом, суд мог приступить к рассмотрению кассационной жалобы. Анализ положений российского законодательства, касающегося вопроса о вручении судебных повесток, предполагает, что вне зависимости от конкретной формы уведомления сторон в распоряжении национальных судов должны находиться доказательства, подтверждающие получение такого уведомления адресатом, в противном случае судебное заседание должно быть отложено. Следовательно, в распоряжении Властей должны были находиться такие доказательства. Власти представили копию письма-уведомления, отправленного 10 августа 2007 г. Однако Власти не представили доказательств, таких как уведомление о вручении, или конверт с почтовыми штемпелями, или других подобных доказательств, свидетельствующих о том, что письмо было получено заявителем своевременно. Почтовый штемпель на представленном заявителем конверте свидетельствовал о том, что письмо поступило к нему 22 августа 2007 г. – в день проведения судебного заседания.

29.  В этой связи Суд напоминает, что статья 6 Конвенции не устанавливает какой-либо конкретной формы вручения судебных документов, такой как заказное почтовое отправление (см. «Богонос против России» (Bogonos v. Russia) от 5 февраля 2004 г., жалоба № 68798/01). Тем не менее, Суд считает, что в интересах отправления правосудия сторона по делу должна вызываться на судебное заседание таким образом, чтобы она не только знала о месте и времени проведения заседания, но и имела достаточно времени на подготовку своего дела и посещение судебного заседания. Формальное отправление письма-уведомления при отсутствии всякой уверенности в том, что оно своевременно дойдет до заявителя, не может считаться Судом надлежащим уведомлением. Более того, ничто в тексте постановления, вынесенного по результатам рассмотрения кассационной жалобы, не позволяет предположить, что суд кассационной инстанции рассмотрел вопрос о том, был ли заявитель надлежащим образом извещен о судебном заседании, и если нет, должен ли был суд отложить рассмотрение кассационной жалобы. Кроме того, Европейский Суд также не упускает из виду тот факт, что повестка о судебном заседании, проведенном 22 августа 2007 г., была отправлена заявителю 10 августа 2007 г., то есть за двенадцать дней до заседания. Заявитель проживал в 1 600 км от суда. При таких обстоятельствах, даже если бы заявитель получил это письмо раньше, довольно сомнительно, что у него было достаточно времени на подготовку дела, личное посещение судебного заседания или поиски адвоката. При таких обстоятельствах Суд принимает утверждение заявителя о том, что национальные суды не уведомили его о судебном заседании должным образом в нарушение положений ГПК РФ.

30.  Европейский Суд указывает, что он неоднократно констатировал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции при рассмотрении дел, в которых поднимались вопросы, подобные тому, что рассматривается в данном деле (см., среди прочих источников, упоминавшееся выше дело «Яковлев против России» (Yakovlev v. Russia), §§ 19 и далее; «Грошев против России» (Groshev v. Russia) от 20 октября 2005 г., жалоба № 69889/01, §§ 27 и далее; «Мокрушина против России» (Mokrushina v. Russia) от 5 октября 2006 г., жалоба № 23377/02, §§ 20 и далее; и «Прокопенко против России» (Prokopenko v. Russia) от 3 мая 2007 г., жалоба № 8630/03, §§ 17 и далее).

31. Учитывая находящиеся в его распоряжении материалы, Суд отмечает, что власти Российской Федерации не представили никаких фактов или доводов, которые могли бы убедить Суд прийти к иному выводу в данном деле. Суд установил, что поскольку уведомление поступило к заявителю с опозданием, он был лишен возможности посетить судебное заседание.

32.  Следовательно, имело место нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

II. ДРУГИЕ ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

33.  Заявитель жаловался, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 и статью 13 Конвенции, что разбирательство по его делу было чрезмерно длительным. Он также жаловался на несправедливость судебных разбирательств, проведенных 9 августа и 27 октября 2004 г. Далее заявитель жаловался на несправедливость разбирательства, касающегося рассмотрения его ходатайства о пересмотре в порядке надзора.

34.  Учитывая все материалы, имеющиеся в распоряжении Суда, а также в той степени, в какой данные жалобы входят в его компетенцию, Суд заключает, что они не содержат признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции либо Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 Статьи 35 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

35.  Статья 41 Конвенции гласит:

   «Если Суд приходит к заключению, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 A. Ущерб

36.  Заявитель требовал 50 000 евро в качестве компенсации морального вреда. Власти утверждали, что требования заявителя были необоснованными. Суд признает, что отсутствие возможности явиться лично в суд второй инстанции могло причинить заявителю страдания. Однако, принимая во внимание обстоятельства дела, Суд считает, что установление факта нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией.

Б. Расходы и издержки

37.  Заявитель не заявлял никаких требований в отношении издержек и расходов. Соответственно, Суд не видит необходимости присуждать ему какую-либо сумму на этом основании.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.  Признал жалобу на то, что национальные органы власти не уведомили заявителя о судебном заседании в суде кассационной инстанции, состоявшемся 22 августа 2007 г., приемлемой, а остальную часть жалобы – неприемлемой;

2.  Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3.  Постановил, что установление факта нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией морального вреда, причинённого заявителю;

4. Отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, письменное уведомление направлено 15 марта 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

       Сорен Нильсен                                                              Нина Вайич
            Секретарь                                                                  Председатель