ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

СТРАСБУРГ

 

11 октября 2011 г.

Вступило в силу 8 марта 2012 г.

Может быть подвергнуто редакционной правке.

 

По делу "Шарипов против России",

Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

        Нина Вайич, председатель,
        Анатолий Ковлер,
        Пер Лоренсен,
        Ханлар Гаджиев,
        Мирьяна Лазарова Трайковска,
        Юлия Лаффранк,
        Эрик Мёс, судьи,
и Сёрен Нильсен, секретарь секции,

Заседая за закрытыми дверями 20 сентября 2011 года,

Вынес следующее постановление, принятое в вышеназванный день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано жалобой (№ 18414/10), поданной в Суд 4 апреля 2010 года гражданином Казахстана Тимуром Маликовичем Шариповым (далее "Заявитель") против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее "Конвенция").

2.  Интересы заявителя в суде представлял К. И. Терехов, адвокат, практикующий в Москве. Интересы властей Российской Федерации (далее "Власти") представлял Г. О. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

3.  8 апреля 2010 года председатель Первой секции указал, что Власти не должны осуществлять экстрадицию Заявителя в Казахстан до особого распоряжения (на основании правила 39 Регламента Суда). В тот же день он принял решение о рассмотрении жалобы в приоритетном порядке на основании правила 41 Регламента Суда.

4.  23 апреля 2010 года председатель Первой секции принял решение уведомить власти о поданной жалобе. Также на основании пункта 1 статьи 29 Конвенции Суд решил рассмотреть жалобу по существу одновременно с решением вопроса о ее приемлемости.

5. Заявитель, ссылаясь на статью 3 Конвенции, жаловался на то, что в случае экстрадиции в Казахстан он подвергнется риску жестокого обращения, в том числе в связи с отсутствием медицинской помощи.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявитель, 1982 года рождения, проживает в Калуге.

7. Заявитель представил два медицинских свидетельства, от 18 декабря 2000 года и от 27 марта 2002 года, выданных в Казахстане, о том, что он страдает от неостеогенной фибромы костей, состояния, вызывающего опухоли.

8. 16 ноября 2006 года Алма-Атинское Агентство Республики Казахстан по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией возбудило в отношении заявителя уголовное дело по факту мошенничества.

9. Решением от 7 февраля 2007 года в отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, санкционированная прокурором 7 марта 2007 года.

10. 16 февраля 2007 года заявителю было предъявлено обвинение в мошенничестве, а 4 апреля 2007 года он был объявлен в международный розыск.

11. В апреле или мае 2007 года заявитель переехал в Россию.

A. Содержание заявителя под стражей и последующая экстрадиция

12. 9 июня 2009 года заявитель, объявленный в международный розыск, был задержан в г. Калуге.

13. 10 июня 2009 года он был допрошен в прокуратуре Калужской области. Заявитель утверждал, что приехал в Россию в качестве туриста в сентябре 2007 года, и после этого узнал об уголовном деле, возбужденном в отношении него в Казахстане. Чтобы избежать уголовного преследования, он решил не возвращаться в Казахстан. По утверждению Властей, заявитель не проявлял каких-либо опасений, что в Казахстане он будет подвергнут жестокому обращению или пыткам, и не считал себя жертвой политических преследований. Власти не предоставили копию протокола допроса.

14. Решением Калужского районного суда Калужской области от 10 июня 2009 года заявитель был оставлен под стражей до его экстрадиции. Впоследствии срок его содержания под стражей неоднократно продлевался.

15. 16 июля 2009 года Генеральная Прокуратура Республики Казахстан обратилась с просьбой об экстрадиции заявителя в связи с предъявленными ему уголовными обвинениями. В запросе содержались заверения о том, что заявитель не будет выдан третьему государству без согласия Российской Федерации, не будет привлечен к уголовной ответственности за иное преступление, совершенное до экстрадиции, а также что после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания заявитель сможет свободно покинуть Казахстан, что выдвинутые против него обвинения носят общеуголовный характер, и что заявитель не будет подвергнут дискриминации по каким-либо основаниям.

16. 30 декабря 2009 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации вынесла постановление о выдаче заявителя.

17. В неустановленный день прокуратура Калужской области рассмотрела жалобу заявителя о непредоставлении ему соответствующего лечения во время его нахождения под стражей. В заключении прокуратуры от 14 января 2010 года содержит выводы о том, что во время нахождения заявителя под стражей в России он неоднократно был осмотрен врачами, в том числе и в связи с имевшейся у него опухолью. За время содержания под стражей состояние заявителя не ухудшилось, а предоставленные медицинские документы свидетельствуют о том, что в Казахстане заявителю будет предоставлено необходимое лечение.

18. 29 января 2010 г. представитель заявителя обжаловал постановление об экстрадиции.

19. 19 февраля 2010 года Генеральная Прокуратура Республики Казахстан направила в Генеральную прокуратуру Российской Федерации письмо с дополнительными заверениями относительно заявителя. В письме, в частности, содержалась ссылка на ратификацию Казахстаном 24 апреля 2005 года Международного пакта ООН о гражданских и политических правах, который, в числе прочего, запрещает пытки, а также бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание. Автор письма заверял, что Казахстан обеспечит соблюдение прав заявителя, гарантированных статьями 2, 3, 5, 6, 7, 13 и 14 Конвенции, несмотря на то, что республика не является членом Европейской Конвенции о защите прав человека. В заключение в письме приводились заверения в том, что заявитель будет содержаться под стражей в соответствии с Законом о порядке и условиях содержания под стражей от 30 марта 1999 года, и что в случае необходимости ему будет предоставлена медицинская помощь.

20. 24 февраля 2010 г. Калужский областной суд отказал в удовлетворении жалобы представителя заявителя. Среди прочего, суд отметил, что выдача заявителя не нарушит положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), поскольку он обвиняется в совершении обычного преступления, и ничто не свидетельствует о том, что в Казахстане он может подвергнуться пыткам или бесчеловечному обращению или не получить адекватную медицинскую помощь. Кроме того, суд посчитал, что из представленных медицинских документов не следует, что у заявителя имеются заболевания, препятствующие его выдаче или содержанию под стражей. Суд опирался на гарантии, предоставленные Генеральной прокуратурой Республики Казахстан.

21. Решением от 22 апреля 2010 года Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая жалобу в кассационном порядке, оставил решение без изменений. Кассационное определение в целом было основано на выводах суда первой инстанции.

22. 7 апреля 2010 г. председатель Палаты Европейского Суда, в производстве которой находится данное дело, в интересах сторон и надлежащего проведения производства по делу в Европейском Суде, принял решение указать властям Российской Федерации, что, в соответствии с правилом 39 Регламента Европейского Суда, заявитель не должен быть выдан властям Казахстана до окончания производства по делу в Европейском Суде. Кроме того, было принято решение о рассмотрении данного дела в приоритетном порядке в соответствии с правилом 41 Регламента Европейского Суда.

B. Заявления о получении статуса беженца, гражданства и убежища

23. 18 августа 2009 года Управление Федеральной миграционной службы по Калужской области, изучив доводы заявителя, в соответствии с Федеральным законом "О беженцах", отказало заявителю в получении им статуса беженца, придя к выводу, что у заявителя нет никаких оснований опасаться преследований в случае возвращения в Казахстан. Решением от 10 декабря 2009 года Калужский областной суд в последней инстанции оставил данное постановление без изменения.

24. 4 декабря 2009 года та же служба отказалась принять заявление заявителя о предоставлении ему российского гражданства на основании наличия возбужденного в отношении него в Казахстане уголовного дела.

25. В заключение, 18 января 2010 года та же служба отказала заявителю в предоставлении ему в России убежища. 1 апреля 2010 года Калужский областной суд, рассматривая дело в кассационной инстанции, оставил решение без изменений.

II. ПРИМЕНИМЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ

А. Конституция Российской Федерации 1993 года

26. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 22). Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (п. 2 ст. 22).

B. Международные документы

Применимые международные документы приведены в деле "Джаксыбергенов против Украины", № 12343/10, §§ 25-29, от 10 февраля 2011 г.

ПРАВО

I. ПРАВИЛО 39 РЕГЛАМЕНТА СУДА

27. Суд напоминает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции данное постановление вступит в силу только после того, как (а) стороны заявят, что они не будут ходатайствовать о передаче дела в Большую Палату; или (b) по истечении трех месяцев с даты вынесения постановления не поступит обращения о передаче дела в Большую Палату; или (с) Коллегия Большой Палаты отклонит обращение о передаче дела согласно статье 43 Конвенции.

28. Суд полагает, что указание, данное Властям в соответствии с правилом 39 Регламента Суда (см. пункт 3 выше) должно оставаться в силе вплоть до вступления данного постановления в силу.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

29. Заявитель жаловался на то, что в случае экстрадиции в Казахстан он подвергнется риску жестокого обращения со стороны казахских органов власти. Он ссылался на статью 3 Конвенции, которая гласит:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

A. Приемлемость

30. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3(а) статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо жалобы

31. Власти утверждали, что заявитель не смог обосновать свою жалобу. Они утверждали, что доводы заявителя о том, что в случае его экстрадиции в Казахстан он может быть подвергнут жестокому обращению, были проверены и признаны необоснованными Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Федеральной миграционной службой Калужской области, Калужским районным судом Калужской области, Калужским областным судом, а также Верховным Судом Российской Федерации. Они также заявили, что ни Генеральная прокуратура Российской Федерации, ни Министерство иностранных дел Российской Федерации не располагают какой-либо информацией о нарушениях прав лиц, ранее выданных в Казахстан, или о широко распространенных проблемах уголовно-исполнительной системы Казахстана. Более того, российские власти не только приняли заверения властей Казахстана, но и надлежащим образом исследовали доклады международных и неправительственных организаций, представленные заявителем и его представителями. Однако в докладах содержались сведения общего характера, которые не могли служить основанием для вывода о том, что заявитель в случае выдачи в Казахстан может подвергнуться серьезному риску жестокого обращению. В заключение власти напомнили о том, что в деле "Саади против Италии" (№ 37201/06, § 131, от 28 февраля 2008 г.) Суд отметил, что "сама по себе возможность жестокого обращения ввиду нестабильной ситуации в запрашивающей стране не может привести к нарушению статьи 3 Конвенции".

32. Заявитель, ссылаясь на выводы, сделанные Судом в деле "Байсаков и другие против Украины" (№ 54131/08, от 18 февраля 2010 г.) возразил, что сведения, содержащиеся в докладах организаций по защите прав человека, представляют собой достаточное доказательство реального существования риска жестокого обращения.

33. Суд повторяет, что для того, чтобы установить, действительно ли в случае выдачи заявитель подвергается реальному риску жестокого обращения, указанного в статье 3, Суд будет оценивать дело в свете всех имеющихся в его распоряжении материалов. В делах, подобных данному, Суд должен изучить предвидимые последствия выдачи заявителя в принимающую страну, учитывая общую ситуацию в ней и личные обстоятельства заявителя. Что касается общей ситуации в той или иной стране, то Суд часто придавал особое значение сведениям, содержащимся в последних докладах независимых международных организаций по защите прав человека, таких как Международная Амнистия, или государственным источникам. В то же время Суд пришел к выводу о том, что сама по себе возможность жестокого обращения ввиду нестабильной ситуации в запрашивающей стране не приводит к нарушению статьи 3 Конвенции, и что в тех случаях, когда имеющиеся источники информации описывают общую ситуации, утверждения заявителя в конкретном деле должны быть подкреплены другими доказательствами (см. дело "Камышев против Украины", № 3990/06, § 43, от 20 мая 2010 г., с последующими ссылками).

34. Более того, при оценке такого риска Суд оценивает ситуацию в развитии и учитывает свидетельства улучшения или ухудшения ситуации соблюдения прав человека в целом или в отношении определенной группы или местности, которые могут иметь отношение к делу заявителя (см. дело, mutatis mutandis, "Шамаев и другие против Грузии и России", № 36378/02, § 337, ECHR 2005-III).

35. В первую очередь Суд отмечает, что в недавнем деле "Джаксыбергенов против Украины" он пересмотрел свои выводы, сделанные во время рассмотрения предыдущих дел относительно экстрадиции в Казахстан, и пришел к выводу о том, что несмотря на то, что международные доклады по-прежнему выражают серьезную обеспокоенность по поводу ситуации с правами человека в Казахстане, нет никаких признаков того, что ситуация настолько плоха, что экстрадиция в эту страну должна быть полностью запрещена (см. дело Джаксыбергенов, упомянутое выше, § 37).

36. Суд также отмечает, что заявитель не заявил о своей принадлежности к политической оппозиции или какой-либо другой незащищенной группе. Его утверждение о том, что в Казахстане любому, кто подозревается в совершении преступлений, грозит жестокое обращение, слишком расплывчато и не подкреплено никакими доказательствами. Более того, заявитель не предоставил никаких доказательств того, что в случае экстрадиции в Казахстан ему не будет предоставлено адекватное лечение, а также доказательств того, что его состояние настолько тяжелое или острое, что не позволяет его экстрадировать.

37. С учетом того, что ссылка на существование в определенной стране общих проблем с соблюдением прав человека или ссылка на состояние здоровья сами по себе не могут являться поводом для отказа в экстрадиции, Суд не считает убедительным то, что личные обстоятельства заявителя доказывают справедливость его опасений быть подвергнутым жестокому обращению, в том числе опасению быть лишенным адекватного лечения в принимающей стране.

38. Вышеизложенных соображений достаточно для того, чтобы Суд пришел к выводу о том, что экстрадиция заявителя не составит нарушения статьи 3 Конвенции.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявляет жалобу приемлемой;

 

2. Постановляет, что в экстрадиция заявителя в Казахстан не составит нарушения статьи 3 Конвенции;

 

3. Решает вновь указать властям в соответствии с правилом 39 Регламента Суда на то, что в интересах должного судебного разбирательства нежелательно экстрадировать заявителя до момента вступления данного постановления в силу или до получения особого распоряжения.

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 11 октября 2011 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен                                           Нина Вайич          

Секретарь                                                       Председатель