ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «Воробьев против России»

 

(Жалоба № 15722/05)

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

9 октября 2012 года

 

 

 

 

Настоящее постановление вступило в силу, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 

По делу «Воробьев против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

Линос-Александр Сицильянос, Председатель,
Анатолий Ковлер,
Эрик Мос, судьи,
и Андрэ Вампаш, Заместитель Секретаря Секции,

проведя 18 сентября 2012 года заседание по делу за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в вышеназванный день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 15722/05) против Российской Федерации, поступившей в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») от гражданина Российской Федерации Виктора Николаевича Воробьева (далее — «заявитель») 11 апреля 2005 года.

2. Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. 30 января 2009 года жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4. Заявитель, 1955 года рождения, проживает в г. Югорске Тюменской области.

5. 29 мая 2002 года заявитель подал в суд иск к своему бывшему работодателю о возмещении вреда, причиненного его здоровью вследствие ненадлежащих условий труда.

6. 29 ноября 2004 года Югорский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры отказал в удовлетворении иска, посчитав его необоснованным.

7. 14 декабря 2004 года заявитель обжаловал решение от 29 ноября 2004 года.

8. По утверждению Властей, 30 декабря 2004 года районный суд направил заявителю письмо с уведомлением о том, что судебное разбирательство по рассмотрению кассационной жалобы назначено на 8 февраля 2005 года.

9. 8 февраля 2005 года Суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры провел заседание, на котором заявитель отсутствовал. Представитель ответчика участвовал в судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы и делал заявления. Суд автономного округа оставил решение от 29 ноября 2004 года без изменений.

10. В неустановленный день заявитель подал заявление о пересмотре в порядке надзора определения об оставлении кассационной жалобы от 8 февраля 2005 года без удовлетворения.

11. Определением судьи суда автономного округа от 14 марта 2005 года надзорная жалоба возвращена без рассмотрения по существу на основании того, что приложенная копия кассационного определения от 8 февраля 2005 года не была заверена соответствующим судом.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

12. Краткий обзор соответствующего национального законодательства, в редакции, действовавшей на момент рассматриваемых событий см. в постановлении Европейского Суда от 7 июня 2011 года по делу «Гусак против России» (Gusak v. Russia) (жалоба № 28956/05, пункт 20).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

13. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что при судебном разбирательстве по рассмотрению его кассационной жалобы 8 февраля 2005 года не был соблюден принцип состязательности, поскольку ему не была предоставлена эффективная возможность присутствовать на заседании суда при рассмотрении жалобы 8 февраля 2005 года и оспорить доводы ответчика. В части, имеющей отношение к настоящему делу, статья 6 предусматривает следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела… судом…».

А. Приемлемость жалобы

14. Власти утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты в отношении вышеуказанной жалобы. В частности, он повторно не обращался с заявлением о пересмотре в порядке надзора определения об отклонении кассационной жалобы от 8 февраля 2005 года.

15. В связи с этим заявитель не представил никаких замечаний.

16. Суд ранее устанавливал, что пересмотр в порядке надзора, осуществляемый в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом, вступившим в силу 1 февраля 2003 года, не мог считаться эффективным средством правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции (см. решение Европейского Суда от 6 мая 2004 года по делу «Денисов против России» (Denisov v. Russia), жалоба № 33408/03). Следовательно, возражения Властей относительно предполагаемого неисчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты должны быть отклонены.

17. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо жалобы

18. Власти утверждали, что право заявителя на публичное судебное разбирательство дела не было нарушено. Заявитель присутствовал в суде первой инстанции при рассмотрении гражданского дела по его иску по существу. Он был должным образом извещен о судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы 8 февраля 2005 года. 30 декабря 2004 года ему было направлено судебное извещение. Тем не менее, заявитель не присутствовал на судебном заседании при рассмотрении кассационной жалобы и не сообщил суду кассационной инстанции причины своего отсутствия. Таким образом, суд кассационной инстанции решил рассмотреть жалобу заявителя в его отсутствие. Власти утверждали, что вопросы, которые суд кассационной инстанции должен был рассматривать, не требовали личного присутствия заявителя на заседании.

19. Заявитель настаивал на своей жалобе.

20. Суд повторяет, что право на «публичное судебное разбирательство дела», гарантированное пунктом  1 статьи 6, неизбежно подразумевает право на «устное разбирательство» (см. постановление Европейского Суда от 23 февраля 1994 года по делу «Фредин против Швеции (№ 2)» (Fredin v. Sweden (no. 2)), пункты 21–22, Series А № 283-А). Право на публичное судебное разбирательство было бы лишено смысла, если бы сторона по делу не была извещена о заседании таким образом, чтобы она имела возможность посетить его и могла принять решение о реализации своего права на явку в суд, установленного национальным законодательством (см. постановление Европейского Суда от 15 марта 2005 года по делу «Яковлев против России» (Yakovlev v. Russia), жалоба № 72701/01, пункт 21).

21. Суд отмечает, что Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, в редакции, действовавшей на момент рассматриваемых событий, предусматривал проведение устных разбирательств в судах кассационной инстанции, и что юрисдикция судов кассационной инстанции не ограничивалась вопросами права, но также распространялась на фактические обстоятельства. Однако явка сторон не являлась обязательной, и если сторона не являлась на заседание без уважительной причины после того, как была извещена о нем надлежащим образом, суд мог приступить к рассмотрению кассационной жалобы. Анализ положений российского законодательства о вручении судебных извещений предполагает, что вне зависимости от конкретной выбранной формы извещения сторон национальные суды должны располагать доказательствами, подтверждающими получение такого извещения адресатом, в противном случае судебное заседание должно быть отложено.

22. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что Власти предоставили Суду копию судебного извещения, направленного заявителю 30 декабря 2004 года. Тем не менее, Власти не представили Суду каких-либо иных доказательств, как, например, подтверждение получения, или аналогичных документов, подтверждающих, что извещение была доставлено заявителю своевременно. В данных обстоятельствах Суд не убежден, что национальные власти известили заявителя о судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы 8 февраля 2005 года таким образом, чтобы он имел возможность присутствовать на нем и подготовиться к нему.

23. Далее Суд отмечает, что в тексте кассационного определения от 8 февраля 2005 года не содержится утверждений о том, что суд кассационной инстанции изучил вопрос о том, бы ли заявитель надлежащим образом вызван на заседание, а если нет, должно ли судебное разбирательство по рассмотрению кассационной жалобы быть приостановлено, и о том, необходимо ли было направить заявителю новые извещения. Следовательно, национальные власти не доказали, что ими были предприняты разумные усилия для того, чтобы вызвать заявителя на заседание надлежащим образом (см. противоположное решение Европейского Суда от 15 мая 2007 года по делу «Бабунидзе против России» (Babunidze v. Russia), жалоба № 3040/03). В данных обстоятельствах Суд считает, что заявителю не была предоставлена возможность участвовать в судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы. Суд также учитывает тот факт, что ответчик принял участие в судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы и делал устные заявления. Участие в заседании позволило ответчику сделать замечания в отношении утверждений, содержавшихся в кассационной жалобе заявителя. Эти замечания не были переданы заявителю, и он не мог возразить против них.

24. Суд подчеркивает, что он неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в делах, затрагивающих подобные вопросы, как те, которые подняты в данном деле (см., среди прочих прецедентов, вышеуказанное постановление Европейского Суда по делу «Яковлев против России», пункт 19 и далее; и постановления Европейского Суда по делам «Грошев против России» (Groshev v. Russia), от 20 октября 2005 года, жалоба № 69889/01, пункт 27 и далее; «Мокрушина против России» (Mokrushina v. Russia), от 5 октября 2006 года, жалоба № 23377/02, пункт 20 и далее; «Прокопенко против России» (Prokopenko v. Russia), от 3 мая 2007 года, жалоба № 8630/03, пункт 17 и далее; «Субботкин против России» (Subbotkin v. Russia), от 12 июня 2008 года, жалоба № 837/03, пункт 18 и далее, «Литвинова против России» (Litvinovav. Russia), от 14 ноября 2008 года, жалоба № 34489/05, пункт 15 и далее, и «Шандров против России» (Shandrov v. Russia), от 15 марта 2011 года, жалоба № 15093/05, пункт 28 и далее).

25. Рассмотрев имеющиеся в его распоряжении материалы, Суд отмечает, что Власти не выдвинули никаких фактов или доводов, которые могли бы привести Суд к другому выводу в настоящем деле. Установлено, что заявитель был лишен эффективной возможности участвовать в судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы и представить свою позицию в рамках состязательного процесса.

26. Следовательно, имело место нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство, закрепленного пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

II. ПРОЧИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

27. Суд рассмотрел оставшуюся часть жалоб, выдвинутых заявителем. Однако с учетом имеющихся в его распоряжении материалов и в той мере, в которой эти жалобы относятся к его компетенции, Суд полагает, что они не указывают на признаки нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и Протоколах к ней. Из этого следует, что данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная на основании подпункта «а» пункта 3 и пункта 4 статьи 35 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

28. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

29. Заявитель требовал 158 900 евро в качестве компенсации материального ущерба, соответствовавшей сумме утраченного им дохода за период с 2003 года по 2010 год. Кроме того, он требовал 500 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

30. Власти оспорили эти требования.

31. Суд не усматривает никакой причинной связи между установленным нарушением и заявленным материальным ущербом, поэтому он отклоняет данные требования. С другой стороны, он присуждает заявителю 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Б. Издержки и расходы

32. Заявитель также требовал 900 евро в качестве компенсации издержек и расходов, понесенных в ходе разбирательств в национальных судах и в Суде.

33. Власти оспорили эти требования.

34. Принимая во внимание документы, имеющиеся в его распоряжении, а так же прецедентную практику, Суд считает целесообразным присудить сумму в размере 100 евро на покрытие всех заявленных расходов.

В. Проценты за просрочку платежа

35. Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка, плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. объявил приемлемой жалобу на непредоставление национальными судами заявителю эффективной возможности участвовать в судебном разбирательстве по рассмотрению кассационной жалобы 8 февраля 2005 года, а остальную часть жалобы — неприемлемой;

 

2. постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

 

3. постановил:

(a) что в течение трех месяцев государство-ответчик обязано выплатить заявителю нижеприведенные суммы с последующим переводом в валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты:

(i) 1 500 (одна тысяча пятьсот) евро плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве возмещения морального вреда;

(ii) 100 (сто евро) плюс любой налог, которым может облагаться присужденная заявителю сумма, в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(б) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты подлежат начислению простые проценты по предельной учетной ставке Европейского центрального банка плюс три процента;

 

4. отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке; с направлением письменного уведомления 9 октября 2012 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Андрэ Вампаш                                               Линос-Александр Сицильянос
Заместитель Секретаря Секции                                   Председатель