ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ

Жалоба № 34673/03,
Юрий Кондратьевич БУЗДУГАН
против России

Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая       25 ноября 2010 года Палатой, в состав которой вошли:

          Кристос Розакис, Председатель,
          Анатолий Ковлер,
          Элизабет Штайнер,
          Дин Шпильман,
          Сверре Эрик Йебенс,
          Джиорджио Малинверни,
          Георг Николау, судьи,

и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

рассмотрев указанную жалобу, поданную 5 сентября 2003 года,

рассмотрев замечания Властей государства-ответчика и ответные замечания заявителя,

посовещавшись, вынес следующее решение:

ФАКТЫ

Заявитель, Юрий Кондратьевич Буздуган, гражданин Российской Федерации, 1964 года рождения, проживает в г. Якутске. Он был представлен в Суде Н. Юртаевой, юристом, практикующим в г. Якутске. Интересы Властей Российской Федерации (далее – «Власти») представляла В. Милинчук, являвшаяся Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

Факты по делу, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

Заявитель являлся акционером частной компании. В его отсутствие общее собрание акционеров приняло решение о продаже собственности компании. 29 августа 2000 года он обратился в суд общей юрисдикции с иском к двум акционерным обществам и двум физическим лицам, оспаривая решение общего собрания акционеров и добиваясь признания недействительности сделки по отчуждению имущества.

21 июня 2002 года был принят Федеральный закон о введении в действие нового Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации. Он расширил компетенцию арбитражных судов и установил, что дела, рассматриваемые в судах общей юрисдикции, но подведомственные арбитражным судам, должны быть в течение двух недель переданы в арбитражные суды при согласии истца. Если истец не дал согласия на такую передачу, производство по делу прекращается.

Определением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 25 ноября 2002 года производство по иску заявителя было прекращено. Заявитель подал кассационную жалобу, ссылаясь на то,  что городской суд не спросил его согласия на передачу дела. Верховный суд Республики Саха (Якутия) постановлением от 16 декабря 2002 года отменил определение от 25 ноября 2002 года и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

20 января 2003 года городской суд провел новое заседание. Заявитель дал согласие на передачу дела, ответчики возразили, утверждая, что установленный для передачи дела двухнедельный срок истек. Городской суд принял решение о передаче дела в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия).

26 февраля 2003 года по кассационной жалобе ответчиков Верховный суд Республики Саха (Якутия) отменил определение от 20 января 2003 года и прекратил производство по делу на том основании, что суды общей юрисдикции более не полномочны рассматривать иск и что истек срок для передачи дела по подведомственности. Заявитель не присутствовал в судебном заседании, поскольку извещение было направлено секретариатом суда 27 февраля 2003 года, на следующий день после слушания, и он получил ее только 1 марта 2003 года. Сторона ответчика участвовала в заседании и представила устные замечания.

Заявитель подал несколько заявлений о пересмотре дела в порядке надзора. 9 марта 2006 года Верховный Суд Российской Федерации[1] отменил определение от 26 февраля 2003 года и направил дело в Верховный суд Республики Саха (Якутия) на новое рассмотрение. В частности, он постановил, что несвоевременное уведомление о проведении кассационного слушания лишило заявителя возможности защитить свою позицию в состязательном процессе, и по этой причине нарушило его право на справедливое судебное разбирательство.

3 мая 2006 года Верховный суд Республики Саха (Якутия) провел новое заседание, в котором принял участие представитель заявителя. Определение от 20 января 2003 года о передаче дела заявителя в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) для рассмотрения по существу было оставлено без изменения.

Определением от 12 июля 2007 года арбитражный суд прекратил производство по делу заявителя на том основании, что 19 декабря 2006 года один из ответчиков, частная компания, признана банкротом, и что без ее участия иск заявителя не может быть рассмотрен. Неизвестно, обжаловал ли заявитель данное определение.

ЖАЛОБА

Заявитель жаловался на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с тем, что 26 февраля 2003 года Верховный суд Республики Саха (Якутия) провел судебное заседание по рассмотрению кассационной жалобы в его отсутствие. Он не принимал участия в данном заседании, поскольку не был уведомлен о его проведении.

ПРАВО

1. Заявитель жаловался, что ему не была предоставлена возможность присутствовать на кассационном слушании, состоявшемся 26 февраля 2003 года. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, которая в части, относящейся к делу, гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела … судом …»

Власти не оспаривали тот факт, что заявитель получил уведомление с опозданием. Однако они утверждали, что его участие в кассационном слушании не было необходимым. Кроме того, кассационное определение Верховного суда Республики Саха (Якутия), вынесенное 26 февраля 2003 года в его отсутствие, отменено, и в 2006 году его гражданское дело передано в арбитражный суд для рассмотрения по существу. Заявитель настаивал на своей жалобе.

В соответствии со статьей 34 Конвенции, «Суд может принимать жалобы от любого физического лица…, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней».

Вопрос о том, может ли заявитель именовать себя жертвой предполагаемого нарушения, имеет большое значение на всех этапах разбирательства в соответствии с Конвенцией (см. «Е. против Австрии» (E. v. Austria), № 10668/83, решение Комиссии от 13 мая 1987 года, Решения и отчеты 52, стр. 177).

В ситуациях, когда предполагаемое нарушение уже имело место, последующие события могут привести к утрате статуса «жертвы» при условии, что национальные власти прямо или по существу признали факт нарушения и впоследствии предоставили возмещение в связи с нарушением Конвенции (см., среди прочего, постановление по делу «Амюур против Франции» (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Обзор постановлений и решений  1996-III, с. 846, § 36).

Суд еще раз отмечает, что конвенционный механизм защиты основных прав является вспомогательным по отношению к национальным системам защиты права человека. Конвенция не устанавливает для Высоких Договаривающихся Сторон каких-либо способов обеспечения эффективного исполнения положений Конвенции в рамках их национального законодательства. В принципе, выбор наиболее подходящих средств для достижения этой цели должен оставаться за национальными властями, которые пребывают в прямом и постоянном контакте с процессами, происходящими в их странах, и, следовательно, лучше приспособлены к оценке возможностей и ресурсов, предоставляемых их внутренними правовыми системами (см. «Шведский союз машинистов против Швеции» (Swedish Engine Drivers’ Union v. Sweden), 6 февраля 1976, § 50, Серия А, № 20; «Чэпмен против Соединенного Королевства» (Chapman v. the United Kingdom) [БП], № 27238/95, § 91, ECПЧ 2001-I; и «Сысоева и другие против Латвии» (Sisojeva and Others v. Latvia) [БП], №. 60654/00, § 90, ECПЧ 2007-II).

Верховный Суд Российской Федерации и впоследствии Верховный суд Республики Саха (Якутия) в кассационной инстанции прямо признали, что в связи с несвоевременным уведомлением о проведении 26 февраля 2003 года кассационного слушания, право заявителя на справедливое судебное разбирательство, в частности, его право на соблюдение принципа состязательности судопроизводства, было нарушено. 3 мая 2006 года суд кассационной инстанции провел новое слушание. Результатом этого слушания явилось вынесение определения о передаче гражданского дела заявителя в компетентный арбитражный суд для рассмотрения по существу.

Отсюда следует, что неблагоприятное влияние производства по данному делу, которое явилось основой жалобы заявителя, было устранено.

Таким образом, учитывая содержание определений от 9 марта 2006 года и от 3 мая 2006 года, Суд считает, что национальные власти признали факт нарушения Конвенции и возместили нарушение (сравните, дела «Бабунидзе против России» (Babunidze v. Russia) (реш.), № 3040/03, 15 мая 2007 года; и «Никишина против России» (Nikishina v. Russia) (реш.), № 45665/99, 12 сентября 2000 года).

Из этого следует, что заявитель не может утверджать, что является жертвой предполагаемого нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции по смыслу статьи 34 Конвенции, а также, что данная жалоба должна быть отклонена в соответствии со статьей 34 и пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

2. В своих последующих обращениях в Суд заявитель утверждал, что хотя в конечном итоге по его делу назначено новое кассационное слушание и его дело было передано в арбитражный суд, на практике желаемого эффекта он не достиг. Гражданское производство по делу пришлось прекратить, так как к моменту поступления дела в компетентный суд один из ответчиков был признан банкротом, и оценка его действий стала невозможной.

Суд отмечает, что данное утверждение заявителя не является частью его первоначальной жалобы и оно появилось только после сообщения о передаче дела Властям государства-ответчика. Таким образом, Суд не будет принимать его во внимание применительно к настоящей жалобе (см., mutatis mutandis, «Виговский против Украины» (Vigovskyy v. Ukraine), № 42318/02, § 14, 20 декабря 2005 года; и «Шаркунов и Мезенцев против России» (Sharkunov and Mezentsev v. Russia) (реш.), № 75330/01, 2 июля 2009 года).

На основании изложенного Суд единогласно

Объявляет жалобу неприемлемой.

Сорен Нильсен                                                                 Кристос Розакис

Секретарь                                                                              Председатель

 


[1] Вероятно, допущена опечатка. Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 26 февраля 2003 г. отменено постановлением президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от                       9 марта 2006 г. (прим. ред.).