ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

 

жалоба № 53637/08

«Вальдемар Федорович ЖИТНИКОВ против России»

 

и жалоба № 53682/08

«Александр Дмитриевич КОЛОСОВ против России»

 

 

Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая

25 ноября 2010 года Палатой, в состав которой вошли:

Кристос Розакис, Председатель,

Нина Вайич,

Анатолий Ковлер,

Элизабет Штайнер,

Ханлар Хаджиев,

Джорджио Малинверни,

Георг Николау, судьи,

и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

Изучив вышеуказанные жалобы, поданные 22 мая 2008 года,

Посовещавшись, принял следующее:

 

 

 

 

ФАКТЫ

Жалобы поданы двумя гражданами России (далее – «заявители»), Житниковым Вальдемаром Федоровичем (жалоба № 53637/08) и Колосовым Александром Дмитриевичем (жалоба № 53682/08) 22 мая 2008 года. Заявители родились в 1938 и 1951 гг. соответственно и скончались в даты, указанные ниже. Они проживали в г. Минеральные Воды Ставропольского края. В Суде интересы заявителей представлял В.М. Завьялов, юрист, практикующий в г. Ессентуки Ставропольского края. Власти России (далее – «Власти») были представлены
Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

Для удобства Суд продолжит называть Житникова В.Ф. и Колосова А.Д. «заявителями».

Обстоятельства дела, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

Заявители принимали участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, были признаны инвалидами и получили право на различные социальные льготы.

В неуказанный день они обратились в суд с иском к Властям о перерасчете размера денежной компенсации с учетом инфляции и взыскании недополученных сумм с их индексацией.

4 июня 2007 года Минераловодский городской суд Ставропольского края удовлетворил их иски частично и обязал Отделение по г. Минеральные Воды и Минераловодскому району Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю выплачивать им ежемесячно денежную компенсацию в размере 1 925,45 рублей с последующей индексацией в соответствии с требованиями законодательства, а также взыскал с Министерства финансов Российской Федерации сумму единовременной задолженности в размере 104 405,82 рублей. Указанное решение не обжаловалось и вступило в законную силу 19 июня 2007 года.

С июля 2007 года заявители вовремя получали ежемесячные платежи, а 24 сентября 2007 года они получили присужденную сумму единовременной задолженности.

29 ноября 2007 года Президиум Ставропольского краевого суда по заявлению Министерства финансов Российской Федерации отменил решение от 4 июня 2007 года и передал дело на новое рассмотрение. Президиум установил, что нижестоящий суд неверно применил нормы национального материального права и неправильно определил ответчика по делу.

В декабре ежемесячные выплаты заявителям были прекращены в связи с отменой судебного решения. Вместо этого власти стали выплачивать заявителям ежемесячные пособия на основании действующего законодательства.

15 февраля 2008 года городской суд прекратил производство в связи с неявкой заявителя в суд первой инстанции.

С февраля 2009 года Министерство финансов Российской Федерации инициировало судебное разбирательство в отношении обоих заявителей, требуя возвращения сумм единовременной задолженности, полученных ими на основании отмененного решения. 4 марта 2009 года городской суд указанное требование отклонил. По всей видимости, данное постановление не обжаловалось и вступило в законную силу.

28 мая 2009 года Житников и 21 июня 2008 года Колосов скончались. Их вдовы, Житникова Галина Григорьевна и Колосова Надежда Николаевна, выразили желание добиваться рассмотрения жалоб. Они предоставили копии соответствующих свидетельств о браке и свидетельств о смерти в поддержку своих ходатайств.

 

ЖАЛОБЫ

 

Заявители жаловались в соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1 к ней на отмену вынесенного в их пользу судебного решения от 4 июня 2007 года.

ПРАВО

1.            Принимая во внимание, что обе жалобы схожи и затрагивают идентичные вопросы по Конвенции, Суд решает объединить их в соответствии с пунктом 1 Правила 42 Регламента Суда.

2.            Суд отмечает, что заявители умерли после того, как подали жалобы на основании 34 Конвенции. Тем не менее, их вдовы выразили желание продолжить рассмотрение дела по названным жалобам. Власти не возражали против ходатайства Житниковой и Колосовой. Тем не менее, Суд по своей собственной инициативе считает необходимым рассмотреть вопрос о праве вдов заявителей участвовать в разбирательстве. В соответствующей части пункт 1 статьи 37 Конвенции гласит:

«1. Суд может на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что:

[…] (с) по любой другой причине, установленной Судом, дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным».

Тем не менее, Суд продолжает рассмотрение жалобы, если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных настоящей Конвенцией и Протоколами к ней…».

Суд напоминает, что в ряде случаев, когда в ходе производства по Конвенции заявитель умирал, он принимал во внимание заявления его наследников или близких родственников о желании добиваться рассмотрения жалобы (см., среди прочих дел, «Калло против Венгрии» (Kallo v. Hungary), № 30081/02, § 24, 11 апреля 2006 года, и «Новинский против России» (Novinskiy v. Russia), № 11982/02, § 92, 10 февраля 2009 года, § 92). Для решения вопроса о продолжении разбирательства Суд должен изучить каждое заявление с учетом конкретных обстоятельств, а также с точки зрения природы интересов заявителя и возможности их передачи наследнику, и, кроме того, проверить - требует ли жалоба дальнейшего рассмотрения с точки зрения общего интереса (см. «Городничев против России» (Gorodnichev v. Russia) (dec), № 32275/03, 15 ноября 2007 года; «С. против Соединенного Королевства» (S. v. the United Kingdom), № 9502/81, решение Комиссии от 13 июля 1983 года, DR 34, с. 103; и «Вайт против Германии» (Veit v. Germany), № 10474/83, решение Комиссии от 6 мая 1986 года, Решения и отчеты (DR) 47, с. 116). Более того, дела, рассматриваемые Судом, затрагивают также моральные аспекты, и, следовательно, близкие заявителя  могут иметь обоснованный интерес в том, чтобы даже после его смерти справедливость была восстановлена (см. «Малхоус против Чешской Республики» (Malhous v. the Czech Republic) [GC] (dec), № 33071/96, ECHR 2000-XII).

Ранее Суд признал, что близкие родственники умерших заявителей могут поддержать жалобы в отношении различных аспектов статьи 6 Конвенции (см. дело Малхоуса (dec), выше, с дальнейшими ссылками; «Андреева против России» (Andreyeva v. Russia) (dec), № 76737/01, 16 октября 2003 года; «Ширяева против России» (Shiryayeva v. Russia), № 21417/04, § 8, 13 июля 2006 года, в отношении неисполнения решений национальных судов; см. также «Хорватова против Словакии» (Horváthová v. Slovakia), № 74456/01, § 26, 17 мая 2005 года, в контексте нарушении сроков судебного разбирательства; см. также, в качестве противоположного, дело Городничева (dec), выше; и, в части, имеющей отношение к делу, «Станкевич против Украины» (Stankevich v. Ukraine) (dec), № 48814/07, 26 мая 2009 года). Суд также установил в ряде дел по статье 1 Протокола № 1, что разбирательство по жалобам, касающимся права собственности, в принципе, может быть продолжено с участием наследников (см., среди прочих дел), «Нерва и другие против Соединенного Королевства» (Nerva and Others v. the United Kingdom), № 42295/98, § 33, ECHR 2002-VIII; см. также «Собелин и другие против России» (Sobelin and Others v. Russia), №№  30672/03 и далее, §§ 43-45, 3 мая 2007 года, касательно объединенных вопросов по статье 6 и статье 1 Протокола № 1). При оценке вопроса о правопреемстве по жалобе бывшая Комиссия и Суд принимали во внимание, например, что связь между поданными жалобами и умершим заявителем не была исключительной и что близкие родственники умершего заявителя лично пострадали от последствий нарушения (см., в контексте статьи 6, «Функе против Франции» (Funke v. France), № 10828/84, решение Комиссии от 6 октября 1988 года, D.R. № 57, с. 18), или имели собственную заинтересованность (см., касательно статьи 8, «Армониене против Литвы» (Armoniene v. Lithuania), № 36919/02, § 29, 25 ноября 2008 года), или что судопроизводство на национальном уровне касалось имущественных прав умершего заявителя (см. «Йерузал против Польши» (Jeruzal v. Poland), № 65888/01, § 25, 10 октября 2006 года).

Суд также установил, что наследник, желающий продолжить разбирательство в Суде, обязан это обосновать (см. «Бельский против России» (Belskiy v. Russia) (dec), № 23593/03, 26 ноября 2009 года).

Возвращаясь к настоящему делу, Суд отмечает, что заявители подали жалобу по статье 6 Конвенции и статье 1 Протокола № 1 в связи с отменой вынесенного в их пользу судебного решения. Умершие заявители являлись стороной в национальном судопроизводстве, касающемся определения суммы ежемесячных социальных пособий, в то время как ни Житникова, ни Колосова не были участниками этих разбирательств.

Далее Суду необходимо установить, обосновали ли вдовы заявителей возможность процессуального правопреемства, чтобы добиваться продолжения рассмотрения жалобы в Суде (см. дело Бельского, выше).

Суд считает, что в настоящем деле необходимость обоснования заинтересованности в продолжении рассмотрения дела необходима с учетом особого характера жалоб заявителей.

Что касается жалобы по статье 6, то Суд придает особое значение конкретному аспекту права на справедливое судебное разбирательство, а именно предполагаемому нарушению принципа правовой определенности в результате отмены в порядке надзора вынесенного в пользу заявителей решения национального суда. В настоящем деле отмена имела место до того, как заявители ушли из жизни. Главным основанием для жалобы по статье 6 стало лишение заявителей уверенности в обязательности судебного решения. Суд напоминает, что отмена окончательного решения представляет собой мгновенное действие и не приводит к длящейся правовой ситуации (см., с соответствующими изменениями, «Сардин против России» (Sardin v. Russia) (dec), № 69582/01, ECHR 2004-II). В настоящем деле не было продемонстрировано, что жалобы касались не только самих заявителей, или что близкие родственники заявителей, не являвшиеся стороной судебного разбирательства на национальном уровне, могут иметь достаточный правовой интерес, чтобы обосновать необходимость дальнейшего рассмотрения жалобы о нарушении принципа правовой определенности (см., с соответствующими изменениями, «С. против Соединенного Королевства» (S. v. the United Kingdom), выше; и, в соответствующей части, дело Городничева (dec)).

Кроме того, в отношении жалобы по статье 1 Протокола № 1 Суд не упускает из виду особый характер присужденного по делам заявителей долга. В настоящем деле под угрозу были поставлены законные ожидания заявителей на получение определенных ежемесячных выплат, а, точнее, чтобы эти платежи индексировались в определенном порядке. Заявители имели право на получение этих платежей как участники операции по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В отсутствие доказательств обратного, Суд склонен придти к выводу о том, что требование о выплате пособий по инвалидности касалось лично заявителей. Более того, в противоположность недавнему делу «Стрельцов и другие «Военные пенсионеры из Новочеркасска» (№№ 8549/06 и другие, §§ 32-42, 29 июля 2010 года), а также делу «Собелина и другие» (выше), в настоящем деле вопрос пересмотра решения в порядке надзора не был связан с проблемой неисполнения. Более того, к моменту подачи настоящих жалоб не существовало невыплаченных задолженностей, присужденных заявителям (см., в качестве противоположного, дело Андреевой (dec), выше), поскольку не оспаривался факт своевременного получения заявителями причитающих им единовременных выплат. В общем, в этом деле нет ничего, что позволило бы предположить, что требования заявителей в национальном судопроизводстве являлись частью семейного имущества, причитающегося Житниковой и Колосовой (см., в качестве противоположного, дело Андреевой (dec), выше; и дело Малхоуса (dec), выше).

Кроме того, следует отметить, что после отмены решения заявители продолжали получать ежемесячные выплаты, в то время как ключевым вопросом в споре являлась точная сумма данных социальных пособий. Суд напоминает о своих ранее сделанных выводах о том, что в принципе попытка предсказать на долгосрочный период суммы пенсий, которые выплачивались бы заявителям, если бы вынесенные в их пользу судебные решения не были отменены, явилась бы гипотетическим рассуждением, принимая во внимание множество не поддающихся фиксации факторов в меняющихся политических и экономических условиях, которые повлияли бы на будущие пенсионные права и расчеты (см., в соответствующей части, «Тарнопольская и другие против России» (Tarnopolskaya and Others v. Russia), №№  11093/07 и далее,   § 51, 7 июля 2009 года). Таким образом, в отсутствие дальнейших разъяснений по данному вопросу от сторон, вывод Суда о правопреемстве по рассматриваемым требованиям был бы в значительный степени умозрительным.

Ввиду вышесказанного, Суд считает, что Житникова и Колосова не обосновали свое ходатайство, и что Суд не убежден в наличии у них законного интереса добиваться продолжения рассмотрения жалоб в качестве правопреемников.

Кроме того, Суд не считает, что уважение к правам человека, как оно определено в Конвенции и Протоколах к ней, требует рассмотрения жалобы даже в случае смерти заявителей. Суд напоминает в этой связи, что проблема отмены окончательных постановлений путем пересмотра в порядке надзора уже была рассмотрена Судом в ряде дел против России (см., среди прочего, «Кот против России» (Kot v. Russia), № 20887/03, §§ 20-33, 18 января 2007 года; и «Мордачев против России» (Mordachev v. Russia), № 7944/05, §§ 14-19, 25 февраля 2010 года; и «Бодров против России» (Bodrov v. Russia), № 17472/04, §§ 20-33, 12 февраля 2009 года).

При данных обстоятельствах Суд считает, что дальнейшее рассмотрение жалоб более не является оправданным и делает вывод в соответствии с подпунктом «с» пункта 1 статьи 37 Конвенции о том, что жалобы должны быть исключены из списка дел, подлежащих рассмотрению.

 

На основании изложенного Суд единогласно

 

Решает исключить жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению.

Сорен Нильсен, Секретарь Секции

Кристос Розакис, Председатель