11 Октябрь 2011

Знакомые журналисты из известного портала попросили меня прокомментировать нынешние небывалые успехи следствия по делу об убийстве Анны Политковской. Я отправила им несколько фраз. А к вечеру, после конференции памяти Анны, прошедшей сегодня в Вене, меня разобрало... И я решила дополнить свои соображения по этому делу. Итак, вы говорите: "Генеральная прокуратура рапортует об успехах?" А у меня остаются большие сомнения по поводу этого следствия и его результатов. Как совершенно обоснованно заявила сегодня организация Amnesty International, российские правозащитники, журналисты, юристы по-прежнему находятся в опасности. Далее ЭИ оценивает нынешние результаты следствия как относительно позитивные.

А у меня остаются большие сомнения по поводу этого следствия и его результатов. Как совершенно обоснованно заявила сегодня организация Amnesty International, российские правозащитники, журналисты, юристы по-прежнему находятся в опасности. Далее ЭИ оценивает нынешние результаты следствия как относительно позитивные.

Да, согласна. Относительно полного нуля это, конечно, что-то, но относительно реальных возможных успехов... А следствие все работает и работает. И вот наконец, через много лет, бывшие ГЛАВНЫЕ СВИДЕТЕЛИ ОБВИНЕНИЯ вдруг становятся обвиняемыми... Да, это уже кое-что.

Я не отрицаю того факта, что следствие сталкивается со сложностями, более того, я полагаю, что сложностей у следствия еще больше, чем мы об этом знаем. Но это не может быть оправданием для властей России, которым стоило бы как можно скорее отмыться от этого грязного преступления. Если, конечно, у них существует возможность от этого преступления отмыться.

Вечная память тем героям, которые бросили вызов самому отвратительному злу в государстве - безнаказанности и коррупции, и погибли, защищая права своих униженных и оскорбленных сограждан. Столь незащищенных, что даже предание гласности их дел не помогает их спасти.

Впрочем, только желанием отмыться можно назвать попытку подсунуть нам такую версию, которую мы наблюдали в судебном процессе, попытаться осудить по этому делу группу чеченских юношей, которые - я не могу этого исключить - возможно и были как-то связаны с фигурантами этого дела, но уж никак не дотягивали до тех, у кого могут быть собственные интересы в таком деле. Рассчитывая на молодой возраст, наивность потерпевших и на вполне понятное желание родных погибшей увидеть реальный результат по делу в виде конкретных лиц, осужденных за убийство самого близкого человека, Генпрокуратура ожидала, что потерпевшая сторона будет слепо следовать их версии и содействовать осуждению.

Но потерпевшая сторона сразу заявила: нам не нужно осуждение кого попало и любой ценой! Анины дети проявили удивительную зрелость и прозорливость, понимая, что если осудят этих косноязычных мальчиков, то путь к раскрытию преступления будет навсегда закрыт.

И Генпрокуратура не смеет на нас обижаться, она вышла в судебный процесс с такой расстановкой сил: ничего, абсолютно ничего не было доказано по участию в этом деле Хаджикурбанова и ничего - или практически ничего - против Рягузова. В отношении чеченских парней они представили вполне стройную базу - ничего не могу сказать: постарались - но и она - не умеют же работать без фальсификаций, разучились! - с треском лопнула в суде. Мы даже не стали обжаловать оправдательный приговор: вердикт есть вердикт!

Мы с Анной Ставицкой провели несколько месяцев в этом процессе, помогая потерпевшим разбираться в его тонкостях, а он был очень непрост и неоднозначен (когда-нибудь мы сможем подробнее рассказать о том, что там в действительности происходило). А пока позвольте мне ограничиться тем, что задумка Генпрокуратуры не удалась, все подсудимые были оправданы, включая тех, кого власть планировала осудить, чтобы отрапортовать всему миру, что вот, мол, раскрыто преступление, и больше никогда всерьез этим делом не заниматься.

И еще, хотелось бы добавить, что, как только сторона потерпевших удостоверилась в отсутствии, в действительности, намерений расследовать это дело надлежащим образом, была подана жалоба в Европейский Суд, но о сути этой жалобы, я надеюсь, в скором времени у меня будет достаточно оснований написать.