6 Июль 2018

В комментарии для «АГ» представитель одного из заявителей Оксана Преображенская отметила, что проблема «непризнанного задержания» является достаточно распространенной в России. Эксперт выразила сожаление, что задержания на несколько часов редко обжалуются, поскольку такие факты считают незначительными, и это приводит к частым злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов.

26 июня Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Фортальнов и другие против России» (жалоба № 7077/06), объединяющее жалобы 13 россиян, сообщивших о произвольном и незаконном содержании под стражей в нарушение ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Так, вечером 18 июля 2005 г. Андрей Фортальнов был задержан сотрудниками милиции и доставлен в отделение, где подвергся обыску и допросу. Через несколько часов после этого в отношении него было возбуждено уголовное дело, при этом уже после этого был составлен протокол задержания подозреваемого, а затем Фортальнов был допрошен в этом статусе.

На следующий день в отношении Андрея Фортальнова судом была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Он пытался обжаловать это решение, утверждая, что в нарушение внутреннего законодательства запись о его задержании была составлена через 9 часов после того, как его доставили в полицейский участок, вместо 3 часов.

Апелляционная инстанция признала решение о заключении под стражу законным. По мнению суда, запоздалое составление протокола о задержании как таковое не могло служить основанием для освобождения заявителя из-под стражи. Позднее суд продлил меру пресечения. Данное решение также было признано законным апелляционной инстанцией, которая при этом признала, что запись о задержании была составлена по истечении 3 часов, разрешенных российским законодательством. При этом суд также посчитал, что это нарушение не может автоматически привести к отказу в удовлетворении ходатайства следствия о применении меры пресечения и ее дальнейшем продлении.

Аналогичные случаи имелись и в делах других заявителей, например Хусейна Цетиева, который был задержан полицией в 23:00 21 сентября 2014 г. Согласно журналу учета задержанных запись о нем появилась спустя почти 3 часа после задержания, однако, как впоследствии подтвердили свидетели, на самом деле это было сделано спустя 7 часов, причем за это время Цетиева сфотографировали и сняли отпечатки его пальцев. При этом о причинах задержания гражданину сообщено не было. Цетиев был освобожден в 6:00 22 сентября 2014 г, а на следующий день рано утром он был вновь доставлен в отделение для опознания и допроса. Вечером того же дня следователь составил протокол задержания Цетиева по уголовному делу о хулиганстве, после чего он был допрошен в качестве подозреваемого в отсутствие защитника.

По мнению Правительства РФ, задержание всех заявителей было законным. В отзывах оно ссылалось на то, что задержание заявителей фактически было зарегистрировано. В частности, задержание Фортальнова 18 июля 2005 г. было зафиксировано в соответствующем документе от 19 июля. Кроме того, факт его задержания косвенно зафиксирован распоряжением от 18 июля о проведении экспертизы наркотических веществ, обнаруженных при нем, а также в стенограмме его первого допроса. По мнению ведомства, Фортальнов не исчерпал внутренних средств правовой защиты.

В отношении Цетиева Правительство РФ полагалось на данные полицейского учета, содержащие запись от 21 сентября 2014 г., согласно которой в 23:20 полиция доставила в полицейский участок четырех человек, включая заявителя, «для проверки их причастности к совершенному преступлению». Согласно протоколу заявитель был освобожден 22 сентября 2014 г. в 02:00. Также российское правительство ссылалось на то, что Цетиев подписал соответствующие документы о задержании без каких-либо комментариев.

Российские власти пояснили, что согласно законодательству после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права (п. 1 ст. 92 УПК РФ). Далее статья содержит требования, согласно которым в протоколе указываются время и дата составления, а также дата, время, место и основания задержания лица и другая соответствующая информация. Запись о задержании должна быть подписана подозреваемым и составителем.

Европейский Суд указал, что любое задержание полицией лица должно быть надлежаще оформлено. Необходимо зафиксировать, в частности, следующие детали: фактическое время и цели задержания. Лицо также должно иметь полное представление об объеме своих прав. В противном случае такое задержание является нарушением Европейской конвенции.

ЕСПЧ отметил неоднократные случаи, когда запись о задержании отсутствовала, что само по себе является серьезным нарушением ст. 5 Конвенции. Неотражение в документах таких данных, как дата, время и место задержания, имя задержанного, причины его задержания и данные лица, осуществляющего задержание, должно рассматриваться как незаконное, считает Суд. Также отсутствие какого-либо подтверждения или регистрации задержания лица в качестве подозреваемого может лишить его доступа к защите и всем другим правам подозреваемого, что существенно умаляет права таких граждан.

Европейский Суд также отметил, что, хотя протоколы о задержании в конечном итоге были составлены, время, отмеченное в них, противоречило фактическому времени задержания лиц. Таким образом, период времени между фактическим задержанием и составлением протокола о задержания заявителей не был зарегистрирован в какой-либо процедурной форме.

В связи с этим во всех случаях Суд признал нарушение гарантий ст. 5 Европейской конвенции и указал, что отсутствие надлежащего оформления лишения свободы само по себе служит достаточным основанием для признания нарушения данной статьи. Суд постановил выплатить заявителям в общей сложности 24,6 тыс. евро.

В комментарии «АГ» Оксана Преображенская, представлявшая интересы Хусейна Цетиева, отметила, что ценность решения ЕСПЧ заключается в однозначных выводах о том, что любое задержание полицией лица должно быть оформлено надлежащим образом, зафиксированы фактическое время и цели задержания, лицо должно иметь представление о полном объеме своих прав.

Как отметила эксперт, ст. 92 УПК РФ предусматривает оформление протокола задержания подозреваемого в течение 3 часов с момента доставления к следователю или дознавателю. «При этом законодатель не указывает, в течение какого времени фактически задержанный должен быть доставлен к следователю. Можно признать, что в зависимости от обстоятельств задержания (места, времени и прочих) для доставления подозреваемого к следователю (дознавателю) требуется некоторое время, которое, однако, не должно превышать рамки разумного. Отсутствие в указанной норме обязанности фиксировать фактическое время задержания (хотя такое требование в других нормах закона упоминается) приводит к спекуляциям со стороны следователей и полицейских», – указала она.

Также юрист отметила, что в рассматриваемом решении ЕСПЧ поднят вопрос о еще одном пробеле в российском законодательстве, а именно «отсутствии возможности получения компенсации морального вреда в связи с “непризнанным задержанием”»: «Суд подчеркнул, что российское законодательство не предусматривает ответственности государства за содержание под стражей, которое было не учтено или не признано в какой-либо процессуальной форме, что в целом составляет нарушение п. 5 ст. 5 Европейской конвенции».

Эксперт также добавила, что еще более бесправной выглядит ситуация с задержанием лиц и доставлением их в отдел полиции для так называемой процедуры установления личности и/или «проверки неких обстоятельств». «В таких случаях граждане в принципе лишены каких бы то ни было процессуальных гарантий, поскольку подобное лишение свободы никак законодателем не регулируется. Когда адвокаты пытаются обжаловать подобные задержания, то, как правило, в ответ они получают уведомление о том, что их доверители были задержаны в рамках так называемого административного задержания. Однако никакие процессуальные документы, предусмотренные в делах об административных правонарушениях, при этом не оформлялись. Подобные ситуации, как представляется, являются типичным произволом со стороны полиции», – заключила Оксана Преображенская.

Зинаида Павлова

P.S. От редакции сайта: из тринадцати дел, рассмотренных в настоящем решении, три дела представляют сотрудники Центра. Помимо упоминаемой в статье Оксаны Преображенской это адвокат Елена Липцер (дело Юрия Чебану) и правовой эксперт Ольга Дружкова (дело Дмитрия Мещанинова). Доля Центра, таким образом, в этом решении составляет около 23 процентов – примерно столько же, сколько и в целом в решениях ЕСПЧ по России в последние годы.