11 Июль 2018

В ходе этого незаконного содержания под стражей заявители подверглись жестокому обращению и под воздействием пыток оговорили себя в участии в незаконном вооруженном формировании и совершении убийств, включая полицейских и военнослужащих.

Правительство отрицало наличие телесных повреждений у заявителей.

Суд указал, что во время задержания, официально не оформленного протоколом, заявители подвергались насилию, включая жестокие избиения, электрический шок и газовые маски, после чего заявители оговорили себя

При обращении в Европейский Суд бремя доказывания возлагается на заявителей, однако Суд признал показания заявителей достоверными, основываясь на ряде обстоятельств , которые дали суду основания доверять утверждению заявителей, включая  факт незаконности первоначального содержания под стражей , в ходе которого от них добились самооговора.

Кроме того, властями не было проведено эффективное расследование по вопросам применения пыток

В результате анализа Суд пришел к выводу, что было допущено нарушение статьи 3 Конвенции как в части нарушения негативных обязательств (недопущения пыток), так и в части невыполнения позитивных обязательств по расследованию фактов пыток.

Важнейшим для заявителей в этом решении явилось признание нарушения статьи 6 Конвенции (права на справедливое судебное разбирательство), что обязывает власти пересмотреть приговор в отношении заявителей.

Суд пришел к выводу о нарушении права на справедливое судебное разбирательство, приняв во внимание, что национальный суд отказался признать доказательства, полученные с применением пыток, недопустимыми. Кроме того, суд, вынося приговор, уклонился от дачи надлежащей и независимой оценки обстоятельств, при которых были получены показания.

В связи с этим Суд считает, что статья 6 .1 (общая справедливость процесса) была нарушена.

Направление заявителей в отдаленные колонии составило нарушение статьи 8 Конвенции в связи с невозможностью поддержания социальных и семейных связей. Правительство ссылалось на необходимость защиты общественной безопасности в регионе, но не конкретизировало надлежащим образом необходимость такой меры. Российский закон, регулирующий эти отношения, в очередной раз был признан неудовлетворительным, поскольку он не предусматривает оценку пропорциональности ограничений и баланс общественных и индивидуальных интересов.

Суд присудил каждому из заявителей по 37 тысяч евро и 4 150 евро в качестве расходов на ведение дела.

С делом можно ознакомиться по ссылке http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-184489