директора Оксаны Преображенской о работе
Центра содействия международной защите в 2012 году
(тезисы)

В прошлом году правозащитное движение получило, по-видимому, самый серьезный удар со стороны властей за постсоветский период, который никто не мог ожидать еще даже в начале года. Я имею в виду известные всем поправки в закон о некоммерческих организациях, которые, помимо прочего, требуют регистрации практически всех организаций, получающих иностранные гранты, в качестве иностранных агентов. Учитывая крайне отрицательную коннотацию этого понятия в русском языке, которую, кстати, пытаются отрицать наши высшие руководители, как если бы носителями языка были только и исключительно они, ясно, что, что это было сделано для того, чтобы свести на нет подлинно самостоятельное правозащитное движение, подменив его уже и сейчас не единичными проправительственными организациями. Подобные псевдообщественные организации во множестве существовали в стране в советские времена – другие просто не имели права на существование. Власти, как и во времена оные, видимо, не без оснований считают, что чем более близки к ним будут «правозащитники», тем меньше будет нареканий на нарушения прав человека в стране и тем более развязанными у них будут руки. Сами правонарушения, конечно, от этого не исчезнут, но это и не их забота, поскольку нарушителями они и являются.

На сегодняшний день ситуация такова, что только одна из известных нам правозащитных организаций (чувашская правозащитная организация "Щит и меч") подала заявления на регистрацию в качестве иностранного агента. Все остальные продолжают существование и деятельность, видимо, в прежнем режиме. Интересно, однако, что Минюст отказал ей в регистрации, не усмотрев политической составляющей в ее деятельности.

Вообще, позиция Минюста в отношении потенциальных «иностранных агентов» весьма интересна и совсем не прямолинейна.

Мы, как все помнят, наверное, проводили специальное собрание по вопросу о том, как быть с регистрацией в качестве «иностранного агента», пользоваться или не пользоваться средствами из-за рубежа. Однозначного решения принято тогда не было, хотя вывод о том, что мы не занимаемся политикой, был единодушным: наша деятельность была и есть сугубо юридическая. Свертывать свою деятельность очень не хотелось да мы и не имеем на это права, учитывая все обязательства перед нашими многочисленными клиентами. Так что вопрос стоял о том, как ее продолжать в существующих правовых рамках.

В конечном итоге решение было найдено: мы отказались от иностранного финансирования организации и ко времени вступления в силу поправок в закон обнулили все свои счета. Нашим спонсором были отправлены отчеты о проделанной работе и возвращены неизрасходованные средства. Все сотрудники соответственно были уволены или уволились по собственному желанию. Таким образом, Центр продолжает существовать и работать сугубо на общественных началах, естественно, на базе того «жирка», который был приобретен ранее – я имею в виду в первую очередь офис, оргтехнику и прочие канцелярские вещи.

Какое-то время, и достаточно длительное, мы сможем так работать – благо у нас есть люди, стремящиеся к этому по разным причинам, а в перспективе имеем в виду попробовать получить российский грант или найти российского спонсора. Возможно, жизнь или, опять же Минюст, подскажет и какие-то другие решения. Со временем будет ясно и то, насколько верным и своевременным было наше решение

В отличие от предыдущего года, когда мы имели весьма скудное финансирование лишь от одного грантодателя, в 2012 году Центр получил гранты от Национального фонда поддержки демократии на осуществление проекта Общественная приемная по международной защите прав человека, от Фонда помощи Института «Открытое общество» на образовательную программу по подготовке юристов, работающих в сфере европейской защиты прав человека и от фонда OAK Foundation на общую поддержку уставной деятельности Центра.

Вся наша практическая, теоретическая и образовательная работа направлена, в конечном счете, на защиту прав граждан. Обобщающим и поддающимся измерению показателем эффективности деятельности Центра, таким образом, является число граждан, которым оказана помощь, в том числе и в первую очередь по линии Европейского Суда по правам человека. В 2012 году Центр представил в Европейский Суд 36 жалоб российских граждан (в предыдущем году – 66 жалоб). За этот же период Суд принял 29 окончательных решения по делам, представленным юристами Центра, в том числе два дела были рассмотрены Большой палатой, а в двух делах не были установлены нарушения конвенции. Еще три дела закончились мирным урегулированием (в предыдущем году – 24 решения). Из общего числа решений, принятых Судом в пользу российский граждан (122), доля, приходящаяся на решения, в которых представителями были юристы Центра, составляет 22,1 процент (в предыдущем году эта доля составляла 19,6 процента). В целом же на конец 2012 года Центр имел окончательные решения по 187 делам. Центр расширил свою нишу в делах Страсбурга против России, которая составляет 13,6 процентов (всего принято решений по 1346 делам).

В целях популяризации правозащитной деятельности и работы Европейского Суда по правам человека в российских печатных и электронных СМИ опубликовано около 30 материалов о деятельности Центра и делах, которые он ведет.

В целом, как можно полагать, вышеприведенные цифры вполне достойные. Настороженность может вызывать только резкое, почти вдвое по сравнению с предыдущим годом, падение числа вновь представленных жалоб в Страсбург. Более того, это самый низкий показатель за последние пять лет. Связано, думается это с тем, что к нам в прошлом году поступило меньше предложений о представительстве, а сами мы в этом отношении занимаем абсолютно пассивную позицию.

В принципе, число подаваемых нашей организацией жалоб и должно падать, но не потому, что в стране уменьшается количество нарушений прав, а потому, что растет число юристов, которые, так или иначе, занимаются защитой прав человека с использованием международных механизмов. Сейчас уже в отличие от прошлых лет никого не удивишь упоминанием о Европейском Суде и его прецедентах. Этому, кстати, в немалой степени способствовала и деятельность нашего Центра. Но, с другой стороны, нужно, видимо, менять и наш подход к этому вопросу, каким-то образом активизироваться в плане расширения круга клиентов. Ведь востребованность в такой работе очевидна как с точки зрения ситуации с правами человека в стране, так и качества значительной части обращений в Европейский Суд.

Что касается осуществления конкретных проектов, то в рамках проекта Общественная приемная по международной защите прав человека сотрудники, в частности:

  • оказывали юридическую помощь гражданам путем проведения консультаций (по переписке в ответ на поступающие обращения и на личном приеме) в сфере обеспечения и восстановления прав человека;
  • готовили жалобы в Европейский Суд по правам человека;
  • направляли обращения в Европейский комитет по предотвращению пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания;
  • вели переписку с Европейским Судом по направленным жалобам; - осуществляли защиту граждан по уголовным и гражданским делам в национальных судах с целью исчерпания внутренних средств правовой защиты и своевременного и качественного представления жалоб в Европейский Суд;
  • готовили методические материалы по вопросам защиты прав человека и обращения в международно-правовые органы;
  • вели разъяснительную работу в средствах массовой информации по вопросам использования международно-правовых механизмов для защиты прав человека;
  • содействовали заключенным в направлении их документов в Европейский Суд и Комитет по правам человека ООН;
  • выезжали в Страсбург для ознакомления с работой Европейского Суда и повышения квалификации;
  • поддерживали контакты с секретариатом и структурами ПАСЕ, другими правозащитными национальными и международными организациями;
  • осуществляли контроль за выполнением властями решений и рекомендаций Европейского Суда.

Отсутствие заметных сдвигов в лучшую сторону в судебно-правоохранительной системе и административной практике предопределяло сохранение значительного потока письменных обращений граждан в Центр, хотя в последние годы его объем в целом сокращается – возможности для получения консультаций и помощи расширяются с каждым годом. Тематика писем, однако, остается стабильной и связана главным образом с нарушениями статей 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской Конвенции.

За отчетный период Центр ответил на 2440 писем (предыдущий год – 2784, 2010 год -2 398, 2009 год – 3985 писем, 2008 год – 5244 письма). Как и в прежние годы, мы отвечаем абсолютно на все письма и, как правило, без задержки. Ответы на обращения граждан (письменные и устные) по обыкновению сопровождаются предоставлением подготовленной юристами Центра литературы, разъясняющей международные стандарты в области прав человека и правила обращения в международные органы для их защиты, а также специально подготовленных памяток по конкретным вопросам практического применения международно-правовых механизмов правозащиты. Все памятки периодически обновляются и дополняются с учетом меняющихся требований Суда и практики. Большим спросом пользуется наше практическое пособие для обращающихся в Европейский Суд.

В этой связи хочется отметить, что постепенно устаревает наше научно-практическое исследование Международная защита прав человека, со дня выпуска последнего четвертого доработанного издания которого прошло уже более шести лет. Для справки могу отметить, что период между третьим и четвертым изданием составлял всего два года. И практика и теория стремительно развиваются, но пока перспективы для доработки и переиздания даже не просматриваются – нет ни желающих заняться этим, ни средств.

Мы стараемся всемерно увеличивать количество и повышать качество индивидуальных ответов на письма, хотя этот вид деятельности нуждается в дальнейшем совершенствовании. Ответы на письма, учитывая их содержание и психическое состояние и настроение отправителей, должны носить личностный, а не формальный характер, чтобы люди не только получали разъяснения на задаваемые вопросы, но и могли почувствовать неравнодушие к их судьбам и тревогам.

По просьбам заключенных Центр продолжал выполнять посредническую роль, перенаправляя подготовленные ими обращения и документы в Европейский Суд, а также другие международные организации. К сожалению, наше стремление отказаться от такого рода работы, вошедшей в практику Центра в период, когда люди в России были мало осведомлены о Европейском Суде, не знали его адреса, да и вообще не понимали, что это и откуда, не увенчалось успехом: количество перенаправляемой корреспонденции хотя и уменьшается, но все еще значительно. Многие, по-прежнему, воспринимают Центр чуть ли ни как филиал или приемную Европейского Суда и считают, что необходимо обращаться в Страсбург через нас.

Индивидуальные консультации гражданам являются, наряду с работой с письмами, другой важнейшей составляющей работы общественной приемной. Как и при письменных обращениях, превалируют жалобы на нарушения статей 3, 5 и 6 Европейской Конвенции. Значительное число граждан обращаются за консультациями по гражданским делам, в том числе по поводу предполагаемого нарушения имущественных прав, гарантированных статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), а также по вопросу ее толкования Судом.

Нередки случаи обращения в Центр за рекомендациями по выполнению конкретных процессуальных действий, направленных на закрепление внутри страны нарушений процессуального закона и прав, гарантированных Конвенцией, а также просьбы помочь написать ответы на вопросы Европейского Суда, помочь подготовить позицию по меморандуму правительства, выверить другие документы, включая собственно жалобы в Европейский Суд.

Количество консультаций продолжает падать. В отчетный период их число резко сократилось по сравнению с предыдущим годом, составив 97 против 237 (2010 год – 334, 2009 год – 275 консультаций). При этом москвичи и жители Подмосковья составляют не более 60-70% обращающихся. Все остальные – из разных, порой, весьма отдаленных регионов и городов. Затрачивая время и немалые средства на перелет, люди знают, что в Центре им помогут, и потому идут на это.

Консультаций могло бы быть гораздо больше, если бы адвокаты были более активны в этом виде деятельности. Это бы, кстати, могло бы расширить и их клиентуру.

Прошлогодний этап образовательной программы являлся частью трехгодовой программы, направленной на подготовку российских юристов в области использования норм Европейской Конвенции о защите прав человека и практики Европейского Суда по правам человека как при обращении в Страсбург, так и в повседневной деятельности в российских судах. Когда мы планировали работу, то не могли предположить, что последующим этапам, видимо, не суждено состояться.

В мае 2012 года был объявлен конкурс для участия в этой программе, и к концу июля была получена 51 заявка. Из этого числа претендентов было отобрано 20 человек; еще 4 человека приняли участие в программе на условиях самофинансирования. Примечательно, что москвичей из них было только восемь, а среди участников были представители аппарата Уполномоченного по правам человека в Хабаровском крае и Республике Калмыкия, а также руководитель Аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Хабаровском крае.

Круглый стол слушателей проходил со 2 по 7 декабря в пансионате «Бекасово» в Подмосковье. Он был посвящен общим понятиям международной защиты и механизму работы Европейского Суда по правам человека. В процессе работы были детально рассмотрены гарантии статей 8 (право на уважение частной и семейной жизни), 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (свобода выражения мнения) и 46 (обязательность исполнения решений Европейского Суда) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По общему мнению участников и тренеров, круглый стол как один из этапов обучения прошел успешно. Особо стоит отметить эксперимент с проведением интерактивной деловой игры и тестирования, которые зарекомендовали себя как наиболее успешная форма закрепления полученных знаний.

Центр регулярно в оговоренные соглашениями сроки отчитывался перед грантодателями как о содержании своей работы, так и финансовых затратах. Никаких замечаний в прошлом году мы не получали: наша деятельность ведется в соответствии с утвержденными грантовыми соглашениями, все расходы строго отвечают сметам.

Проведенный независимый аудит нашей деятельности также не выявил никаких нарушений.

В заключение не хочется, но приходится напомнить, что, начатая в ноябре 2005 года налоговая проверка нашей организации, не закончена до сих пор. Может быть, о нас забыли, и стоит напомнить о себе? Или, наоборот, копят материалы? В любом случае, на мой взгляд, разумным это не выглядит.