ОТЧЕТ директора Центра Оксаны Преображенской

Прошедший год был, пожалуй, наиболее трудным для Центра в финансовом плане. Фонд Макартуров, как вы знаете, прекратил сотрудничество с нами еще в середине 2010 года. OAK Foundation – организация, с которой мы наладили сотрудничество недавно и исполнение гранта которой закончилось в марте, в течение остального года не прекращал заверять в продолжении финансирования нашей деятельности, однако на практике все так и ограничилось обещаниями. Судя по тому, что нам и сейчас на всех уровнях продолжают говорить, что в ближайшее время документы сотрудничества будут подписаны, произошел какой-то технический сбой в практике OAK Foundation по распределению грантов. Иначе трудно объяснить его поведение: с одной стороны выражаемое вслух удовлетворение от итогов сотрудничества и обещание его продолжить, финансирование аудита с этой целью, с другой – отсутствие практических шагов в направлении сотрудничества. В случае необходимости ничто не мешало бы Foundation занять однозначную позицию.

Так или иначе, но Центр был вынужден при осуществлении своей деятельности довольствоваться единственным и весьма скромным грантом Национального фонда поддержки демократии. Это, конечно, создавало определенные трудности. Но, с другой стороны, такая финансовая напряженность, думается, стало для организации определенным оселком на прочность: ведь никто никогда не давал обязательств финансировать Центр пожизненно.

Объективные данные свидетельствуют, что Центр выдержал это испытание, хотя порой и приходилось слышать сетования и жалобы на чрезмерно взятую на себя нагрузку в ожидании соответствующей отдачи. «Эксперимент», правда, нельзя считать до конца чистым, поскольку в воздухе постоянно витал дух OAK Foundation – отсюда и не сбывшиеся ожидания. Прошедший год был не хуже, если не лучше, года предыдущего. Количество принятых к производству дел достигло 66 (2010 год – 50), число публикаций о Центре и делах Центра сохранилось на прежнем уровне – около 20.

В связи с публикациями с сожалением приходится констатировать, что в силу тех или иных обстоятельств мы утеряли важнейшую площадку для работы в этом направлении – «Новую газету». Анонсированный в самом конце 3010 года совместный проект газеты и Центра так и заглох на уровне анонса. Но важно и обидно даже не это, а то, что нашу площадку заняли другие организации, работающие к тому же на нашем материале. То есть вытеснить их мы уже вряд ли сможем, а что в такой ситуации делать, давайте думать вместе.

В пролом году мы начали осваивать новое направление работы – мониторинг выполнения решений Европейского Суда. Центр приступил к работе в этом направлении исходя из того, что, с одной стороны, в условиях, когда число решений Европейского Суда в отношении российских граждан приближается к полутора тысячам, и тем более в дальнейшем, такой контроль мог бы быть еще одним весьма действенным средством побуждения властей к реформированию судебно-правовой системы и правоприменительной и административной практики, к обеспечению главенства закона и соблюдению прав человека, а с другой – является естественным продолжением ведения дела и выполнения обязательств перед обратившимися к нам людям.

Центр принимает к производству дела или с самого начала, с этапа представления жалобы, или с этапа коммуникации, и потому сотрудники в деталях знают дела и очно или заочно знакомы с заявителями и их проблемами, целями, которые они ставят, обращаясь в Страсбург. Им также известны не только признанные Судом нарушения прав заявителя, но и конкретные условия, в которых происходили эти нарушения, лица и организации, ответственные за них. Значительное количество выигранных дел в арсенале Центра, в свою очередь, позволяет делать необходимые представительные обобщения по выполнению решений.

Таким образом, контроль за выполнением решений Европейского Суда в рамках Центра может идти наиболее квалифицировано, полно и рационально по линии заявитель – представитель – потребитель информации (Комитет министров СЕ, общество, национальные власти). Заявитель как жертва нарушения и наиболее заинтересованное лицо будет основным источником информации о принятии мер индивидуально характера, а также мер общего характера в части выявления и устранения непосредственных причин нарушения его прав. Важно, кроме того, иметь в виду, что Центр имеет возможность вести мониторинг выполнения решений не только по письменным источникам – публикуемым отчетам заседаний Комитета министров, но и путем прямых контактов с сотрудниками аппарата Комитета министров, занимающимися этими проблемами. Такие контакты не только возможны, но и поощряются в целях достижения наибольшей эффективности работы.

В июле прошлого года силами наших сотрудников был проведен недельный мониторинг работы Хамовнического районного суда Москвы. Это важная и нужная работа, но для ее реализации нужно гораздо больше человеческих ресурсов и подготовки. К сожалению, хотя, на мой взгляд, и закономерно, провалился наш план организовать в декабре всероссийский недельный мониторинг судов. Наивно было ожидать, что голый призыв, однажды прозвучавший в интернет-издании, немедленно найдет отклик в правозащитных организациях. Сама по себе идея заслуживает внимания, но ее реализация, как и любой другой идеи, требует длительной и продуманной подготовки, в том числе и с точки зрения практического использования полученных результатов. Кстати, в конце декабре мы не смогли организовать судебный мониторинг даже на уровне нашей организации – время для этого было выбрано явно неудачное.

Надоело, но приходится из года в год говорить о налоговой проверке нашей организации, начатой в ноябре 2005 года и не законченной до сих пор. Похоже, что начавшие ее люди уже давно сменились, а новые – имеют другие приоритеты. Хотя я могу и ошибаться.

Вся наша практическая, теоретическая и образовательная работа направлена, в конечном счете, на защиту прав граждан. Обобщающим показателем эффективности деятельности Центра, таким образом, является количество дел, представленных юристами организации в Европейский Суд и, рассмотренных им. Я уже упоминала цифру представленных новых жалоб – 66. А что касается решений, то в 2011 году Европейский Суд принял 24 окончательных решения по делам, в которых представителями были юристы Центра, что составляет около 18% от всех дел против России (131 решение). Еще одно решение принято о приемлемости жалоб и по 4 жалобам достигнуто мировое соглашение (1910 год – 40 решений).

Очевидно, что в прошлом году у Центра было меньше решений, чем в предыдущем. Но надо иметь в виду, что в 2010 году Европейский Суд рассмотрел гораздо больше российских дел, чем в 2011 – 217 против 131. А что касается доли Центра в общем количестве дел за год, то она практически осталась такой же. В целом же Центр на конец года имел окончательные решения по 154 делам из 1210 дел, рассмотренных Судом против России за все время его существования (12,7%).

Таким образом, в 2012 году Центр осуществлял единственный проект – Общественная приемная по международной защите прав человека

В рамках этого проекта сотрудники, в частности:

  • оказывали юридическую помощь гражданам путем проведения консультаций (по переписке в ответ на поступающие обращения и на личном приеме) в сфере обеспечения и восстановления прав человека;
  • готовили жалобы в Европейский Суд по правам человека;
  • направляли обращения в Европейский комитет по предотвращению пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания;
  • вели переписку с Европейским Судом и Комитетом по правам человека ООН по направленным жалобам;
  • обращались в Тематические механизмы ООН;
  • выезжали в Страсбург для ознакомления с работой Европейского Суда и повышения квалификации;
  • осуществляли защиту граждан по уголовным и гражданским делам в национальных судах с целью исчерпания внутренних средств правовой защиты и своевременного и качественного представления жалоб в Европейский Суд;
  • осуществляли мониторинг судебной и пенитенциарной систем;
  • готовили методические материалы по вопросам защиты прав человека и обращения в международно-правовые органы;
  • вели разъяснительную работу в средствах массовой информации по вопросам использования международно-правовых механизмов для защиты прав человека;
  • содействовали заключенным в направлении их документов в Европейский Суд и Комитет по правам человека ООН.

Отсутствие заметных сдвигов в лучшую сторону ситуации в судебно- правоохранительной системе и административной практике предопределяло сохранение значительного потока письменных обращений граждан в Центр, хотя в последние годы его объем в целом сокращается. Тематика писем, однако, остается стабильной и связана главным образом с нарушениями статей 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской Конвенции.

За отчетный период Центр ответил на 2784 письма (предыдущий год – 2398, 2009 год – 3985 писем, 2008 год – 5244 письма). Как и в прежние годы, мы отвечаем абсолютно на все письма без задержки. Ответы на обращения граждан (письменные и устные), как правило, сопровождаются предоставлением подготовленной юристами Центра литературы, разъясняющей международные стандарты в области прав человека и правила обращения в международные органы для их защиты, а также специально подготовленных памяток по конкретным вопросам практического применения международно-правовых механизмов правозащиты. Все памятки периодически обновляются и дополняются с учетом меняющихся требований Суда и практики. Большим спросом пользуется наше новое практическое пособие для обращающихся в Европейский Суд.

Кадровые возможности позволяли нам увеличивать количество и качество индивидуальных ответов на письма, хотя этот вид деятельности нуждается в дальнейшем совершенствовании. Ответы на письма, учитывая их содержание и состояние отправителей, должны носить личностный, а не формальный характер, чтобы люди не только получали разъяснения на задаваемые вопросы, но и могли почувствовать неравнодушие к их судьбам и тревогам.

По просьбам заключенных Центр продолжал выполнять посредническую роль, перенаправляя подготовленные ими обращения и документы в Европейский Суд, а также другие международные организации. К сожалению, наше стремление отказаться от такого рода работы, вошедшей в практику Центра в период, когда люди в России были мало осведомлены о Европейском Суде, не знали его адреса, да и вообще не понимали, что это и откуда, не увенчалось успехом: количество перенаправляемой корреспонденции хотя и уменьшилось, но все еще значительно. Многие, по-прежнему, воспринимают Центр чуть ли ни как филиал Европейского Суда и считают, что необходимо обращаться в Страсбург через нас.

Индивидуальные консультации гражданам являются, наряду с работой с письмами, другой важнейшей составляющей работы общественной приемной. Как и при письменных обращениях, превалируют жалобы на нарушения статей 3, 5 и 6 Европейской Конвенции. Учитывая, однако, значительное число жалоб по гражданским делам, за консультациями часто обращаются и по поводу предполагаемого нарушения прав, гарантированных статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), а также по вопросу ее толкования Судом.

Нередки случаи обращения в Центр за рекомендациями по выполнению конкретных процессуальных действий, направленных на закрепление внутри страны нарушений процессуального закона и прав, гарантированных Конвенцией, а также просьбы помочь написать ответы на вопросы Европейского Суда, помочь подготовить позицию по меморандуму правительства, выверить другие документы, включая собственно жалобы в Европейский Суд.

Сотрудники Центра проводят консультации, как правило, три дня в неделю. В отчетный число консультаций значительно сократилось по сравнению с предыдущим годом, составив 237 против 334 (2009 год – 275 консультаций). При этом москвичи и люди из Подмосковья составляют не более 60-70% обращающихся. Все остальные – из разных, порой, весьма отдаленных регионов и городов. Затрачивая время и немалые средства на перелет, люди знают, что в Центре им помогут, и потому идут на это.