22 Апрель 2011

В мероприятии приняли участие адвокаты Центра - Каринна Москаленко, Анна Полозова, Анна Ставицкая и Мария Самородкина. Главными темами дискуссии стали действия по обжалованию судебных решений, вынесенных, во-первых, незаконным составом коллегии присяжных, а во-вторых, по гражданским делам в Европейском суде по правам человека.

Каринна Москаленко, предваряя этот разговор, подчеркнула, что рассмотрение Европейским судом жалоб заявителей из России отечественные власти должны воспринимать не как зло, а как благо, "потому что это помогает улучшить практику работы российских судов, правоохранительной системы и вообще функционирования административной системы".

Адвокат также отметила, что юристам Центра обычно приходится работать по трудным, кажущимся бесперспективным делам.

"Есть очень мало людей, которые занимаются адвокатурой всерьез. А что это значит? Даже если внутри страны все средства правовой защиты исчерпаны, то на этом нельзя останавливаться", - сказала Каринна Москаленко.

Яркий пример - дело подзащитного Анны Полозовой, директора организации "Православное некоммерческое партнерство" Александра Савина, о котором портал HRO.org уже писал.

23 марта 2011 года Верховный Суд РФ удовлетворил надзорную жалобу Анны Полозовой, отменив приговор, вынесенный в отношении Александра Савина незаконным составом коллегии присяжных.

Александр Савин 27 марта 2009 года был приговорен Мособлсудом к 24 годам колонии особого режима за совершение в 2006-2007 годах в составе организованной группы нескольких разбойных нападений и убийства в Московской области. После отклонения 30 июня 2009 года кассационной жалобы защиты Савина он был этапирован в поселок Харп Ямало-Ненецкого АО, расположенный за Полярным кругом. Это та колония, где ранее удерживался бывший руководитель МФО "МЕНАТЕП" Платон Лебедев.

 

Слева направо: Анна Полозова, Каринна Москаленко, Анна Ставицкая, Мария Самородкина. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Приговор Савину был незаконным потому, что при формировании коллегии присяжных были допущены существенные и грубые правонарушения.

В частности, один из присяжных принимал участие в судебном разбирательстве и в вынесении вердикта, будучи ранее исключенным из списка кандидатов в присяжные заседатели постановлением Правительства Московской области. Уже после вынесения приговора в отношении Александра Савина этого присяжного вернули в список, якобы, исправляя ранее допущенную ошибку. Но будучи принятым "задним числом" - что недопустимо - это постановление не устраняет факт правонарушения.

Кроме того, при отборе присяжных для дела Александра Савина был нарушен принцип случайной выборки. Так, выяснилось, что трое заседателей - соседи по населенному пункту и знакомые друг другу лица.

Еще один присяжный скрыл сведения о своей судимости, а другой явился в суд в день вынесения вердикта с большим опознанием, в состоянии алкогольного опьянения и был не в состоянии принимать участие в отправлении правосудия. По этой причине за него голосовал и поднимал руку его коллега.

Сам Александр Савин своей вины не признает. Анна Полозова тоже придерживается мнения, что этот человек невиновен. Она не исключает, что будет теперь представлять интересы своего подзащитного и в Мособлсуде в ходе нового рассмотрения этого уголовного дела.

"Верховный Суд понимает, что нельзя считать законным состав суда, когда один из присяжных лишен полномочий. Они понимают, насколько одиозным все это будет выглядеть в глазах Европейского суда, где жалоба зарегистрирована. Незаконность состава суда - самый трудно доказываемый признак нарушения права на справедливое судебное разбирательство. Но когда он доказан, он работает в Европейском суде", - прокомментировала ситуацию Каринна Москаленко.

Александр Савин при помощи Центра содействия международной защите подал жалобу в Страсбург на нарушение своих прав, предусмотренных статьями 6 ("право на справедливое судебное разбирательство"), 5 ("право на свободу и личную неприкосновенность"), 3 ("запрет пыток" - в связи с условиями содержания в московских СИЗО) и 8 ("право на уважение частной и семейной жизни" - в связи с этапированием в отдаленную колонию) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Рассказ Анны Полозовой о деле Александра Савина вызвал дискуссию среди собравшихся на "посиделки" юристов - о том, потерял ли теперь это заключенный статус жертвы по статье 6 Европейской Конвенции. Сошлись во мнении, что нет, поскольку Александр Савин пока не оправдан.

Более того, адвокаты Центра считают, что налицо новый факт нарушения ст. 5 - Президиум Верховного Суда, отменив осужденному приговор, назначил ему меру пресечения в виде содержания под стражей. Но согласно закону, это должен был сделать суд первой инстанции по ходатайству соответствующего государственного органа, например прокуратуры. Между тем об избрании Савину меры пресечения никто не ходатайствовал.

Адвокат Центра Анна Ставицкая напомнила о еще одном уголовном деле, вердикт по которому выносил суд присяжных незаконного состава - ее подзащитного ученого Игоря Сутягина. Жалоба по этому делу была подана в Европейский суд еще в 2002 году. Впоследствии она была коммуницирована (то есть, признана приемлемой, ЕСПЧ задал по ней представителям России и защиты Сутягина вопросы и получил ответы), но не рассмотрена по существу до настоящего времени.

"В коллегии присяжных, рассматривавшей дело в отношении человека, которого обвиняли в шпионаже, оказался человек из Службы внешней разведки. Во время отбора он ничего об этом не сообщил. Сказал, что возглавляет совместную российско-польскую фирму", - рассказала Анна Ставицкая.

Кроме того, этот заседатель был внесен в списки не Мосгорсуда, а военного суда и поэтому не имел полномочий присяжного в Московском городском суде.

Анна Ставицкая выразила мнение, что это был не единственный "специальный" присяжный по делу Игоря Сутягина.

Ведь, как показывает практика, обычно среди заседателей преобладают женщины и мало предпринимателей - потому что последним просто некогда участвовать в судах. Между тем в коллегии, разбиравшей дело ученого-"шпиона", были только две женщины. Мужчины же почти поголовно оказались, если верить предоставленным ими сведениям, предпринимателями.

Защитник Игоря Сутягина также напомнила о том, что первая коллегия присяжных по его делу была распущена по надуманным причинам.

"В Европейском суде мы ставили вопрос о том, что состав суда был незаконным, привели обоснования этому. А также - о том, что это стало возможным потому, что самый первоначальный отбор присяжных закрыт от сторон. Там должны присутствовать стороны и наблюдать, как происходит эта якобы случайная выборка", - сказала Анна Ставицкая.

По ее мнению, решение ЕСПЧ по этому делу теперь важно не столько для Игоря Сутягина, находящегося на свободе, а, как прецедент, для всех, кто будет обращаться в Страсбург по вопросам судов присяжных и дел, связанных со шпионажем.

"То, как отбираются присяжные, мы знаем уже много лет. Нам это не нравится, потому что прозрачности нет никакой. Попытки адвоката задавать вопросы всегда наталкиваются на сопротивление. Но делать это мы должны, в частности, задавать вопросы присяжным о том, кто с ними предварительно беседовал в суде. Более того, мы должны требовать еще большей прозрачности. Предварительные отборы присяжных [в том виде, в котором они практикуются сейчас] выхолащивают всю суть случайной выборки. Между тем с этим институтом возникает гражданское общество, это наше будущее", - резюмировала Каринна Москаленко.

Доклад Марии Самородкиной был посвящен вопросам оптимизации работы юристов по гражданским делам в Европейском суде по правам человека.

Главным положением Европейской Конвенции, содержащим гарантию имущественных прав физических и юридических лиц, является статья 1 Дополнительного протокола (Протокола №1) от 20 марта 1952 года, которая сформулирована следующим образом:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

Мария Самородкина пояснила, что нужно иметь в виду, чтобы избежать признания Европейским судом жалобы на нарушение имущественных прав неприемлемой.

Первое - это то, что "статья 1 защищает только то имущество, которое уже признано государством. Если право собственности есть, но оно в дальнейшем было каким-то образом нарушено, только в этом случае Европейский суд может рассматривать жалобу на нарушение статьи 1 Первого протокола. В тех случаях, когда право собственности еще не возникло или имеется спор по его возникновению, Европейский суд однозначно откажет в рассмотрении".

Интересно, что для решения данного вопроса ЕСПЧ использует национальное правоприменение, то есть, изучает внутреннее законодательство страны. Это отличает гражданские дела в Европейском суде от уголовных. При разрешении жалоб на правонарушения, допущенные в ходе разбирательства уголовных дел, ЕСПЧ, как известно, сами эти дела по существу не рассматривает.

Второй вопрос, который нужно учесть адвокату при подаче жалобы в ЕСПЧ - то, что понятие права собственности в практике Страсбургского суда радикально отличается от того понятия, которое принято в России.

Точнее, оно гораздо шире и включает, помимо движимого и недвижимого имущества, например, решения судов, право на пенсию, право на взыскание домовладельца арендной платы, экономические интересы, связанные с ведением бизнеса; право заниматься той или иной профессией и даже правомерные ожидания применения определенных условий к индивидуальной ситуации, требующей правового разрешения.

В связи с двумя последними пунктами перечня Марии Самородкиной Каринна Москаленко напомнила о деле Ольге Кудешкиной.

Напомню, ЕСПЧ и признал, что лишение ее статуса судьи представляло собой нарушение ее права, закрепленного в ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("свобода выражения мнения"). Однако Россия так и не восстановила Ольгу Кудешкину в полномочиях.

По мнению руководителя Центра содействия международной защите, у экс-судьи теперь есть основания обратиться в ЕСПЧ с новой жалобой на нарушение ее права, закрепленного в статье 1 Протокола №1.

"Уже принято решение, что судья с нарушением норм Конвенции была лишена статуса. У нас пожизненное судейство, значит, она на все годы до пенсии правомерно ожидала получения стабильной зарплаты", - заметила Каринна Москаленко.

Следующие "страсбургские посиделки" должны состояться в мае. Ожидается, что на них продолжится обсуждение темы гражданских дел в Европейском суде по правам человека.