Главная страница » Blog » «Hájovský v. Slovakia», 7796/16, 1 июля 2021 (нарушение статьи 8 Конвенции).

«Hájovský v. Slovakia», 7796/16, 1 июля 2021 (нарушение статьи 8 Конвенции).

Заявитель: заявителем по делу является гражданин Словакии Мирослав Гайовский.

Предмет дела: в марте 2005 г. заявитель и его предполагаемый партнер в общенациональной ежедневной газете опубликовали анонимное объявление, в котором искали женщину, которая могла родить «их» ребенка взамен денежного вознаграждения за суррогатное материнство [неурегулированное словацким законодательством].

Тележурналист-расследователь, притворившийся потенциальной суррогатной матерью, использовал скрытую камеру и тайно записал встречу, на которой обсуждались меры по суррогатной беременности. 27 июня 2005 г. сюжет о намерении «купить» ребенка, который включал видеозаписи заявителя, был показан по словацкому телевидению. Сюжет также содержал необоснованные предположения, которые должны были вызвать сенсацию, и предполагал, что заявитель был членом организованной группы, продающей детей за границу. 29 июня 2005 г. популярная ежедневная национальная газета опубликовала статью под названием «Торговля нерожденными детьми», в которой описывалась история заявителя в том виде, в котором она былa представлена в телевизионном репортаже, с размещением в статье /без согласия заявителя/ его фотографий, взятых из репортажа.

Впоследствии заявитель подал два иска в защиту своей личной жизни: один против словацкого телевидения, второй – против издателя газеты. В январе 2007 г. заявитель выиграл дело против словацкого телевидения и получил компенсацию в размере более 16500 евро. Судебным решение было установлено, что телеканал нарушил право заявителя, объявив его уголовным преступником, а также транслируя, в нарушение закона, видео- и аудиозаписи с его участием, полученные незаконным путем. Однако иск заявителя против издателя газеты был отклонен судами, равно как и жалоба заявителя в Конституционный суд. В своих решениях суды, в частности, ссылались на то: что статья была направлена на информирование читателей по вопросам, представляющим общественный интерес; что заявитель сам привлек внимание общественности и средств массовой информации, опубликовав свое объявление, тем самым исключив соответствующие факты из своей частной жизни; и что данная статья содержала только правдивую информацию, которая уже транслировалась по общественному телевидению.

Выводы Суда: в своем постановлении Суд указал, в частности, следующее:

Суд отметил, что заявитель разместил объявление в газете – анонимно и тот единственный факт, что заявитель, как обычное лицо, использовал газетную рекламу, которая только показывала его готовность прибегнуть к коммерческому суррогатному материнству, обещая при этом конфиденциальность, не может, по мнению Суда, служить аргументом в пользу сокращения уровня защиты, который должен был быть предоставлен в соответствии со статьей 8. Суд согласился с выводом национальных судов о том, что статья была направлена на информирование людей о спорной проблеме суррогатного материнства, представляющей общественный интерес. Суд, проводя анализ содержания статьи, указал на то, что её общий тон, действительно, изображает заявителя в негативном свете, однако это обстоятельство само по себе не указывает на нарушение права заявителя на уважение его частной жизни.

Суд, проводя оценку того, насколько уместно было размещать фотографии заявителя в статье с целью взаимосвязи с общественными интересами, констатировал, что в рассматриваемой статье или материалах дела нет ничего из того, что могло бы обосновать какие-либо причины общего интереса для решения журналиста включать фотографии заявителя без принятия каких-либо особых мер предосторожности, таких как маскировка его лица. Суд указал на то, что фотографии заявителя не могли внести какой-либо вклад в дебаты по вопросу, освещаемому в статье, и вызывающему внимание общественности. Суд подчеркнул то, что заявитель не давал согласия на публикацию фотографий и тот факт, что информация уже является общественным достоянием, не обязательно снимает защиту статьи 8 Конвенции. Суд отметил, что национальные суды не оценили, действовал ли журналист добросовестно и принимал ли необходимые меры предосторожности при распространении материалов, исходящих из другого источника. Суд также указал на то, что репортер делал записи с помощью скрытой камеры. Это должно было предупредить журналиста и издателя газеты о необходимости использовать этот материал с осторожностью и не распространять его без маскировки лица заявителя.

Суд пришел к выводу о том, что, хотя национальные суды соблюдали баланс между правом на частную жизнь и свободой выражения мнения, это осуществление не было выполнено в соответствии с критериями, изложенными в прецедентной практике Суда. Суд подчеркнул важность того, что национальные суды не оценили то, каким образом изображение фотографий заявителя без их размытия, могло нести пользу для общественного обсуждения. Суд констатировал, что государство не выполнило свои позитивные обязательства в соответствии со статьей 8 Конвенции.

Решение Суда: Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции; что признание нарушения является достаточной компенсацией морального вреда; заявителю присуждена компенсация судебных расходов и издержек в размере 6 449 евро.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *