Главная страница » Blog » «Imeri v. Croatia», 77668/14, 24 июня 2021 (нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции)

«Imeri v. Croatia», 77668/14, 24 июня 2021 (нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции)

Заявитель: заявителем по делу является норвежец г-н Ардиан Имери, осужденный в административном порядке к штрафу и частичной конфискации имущества.

Предмет дела: 13 марта 2011 г. при пересечении границы между Словенией и Хорватией заявитель был остановлен таможенными органами, которые установили, что он не задекларировал наличные деньги в размере 43500 евро и 730000 норвежских крон. На эти денежные средства был наложен временный арест. В тот же день таможенные органы возбудили в отношении заявителя дело об административном правонарушении. Заявитель пояснил, что арестованные деньги были его общими доходами и сбережениями, его брата и жены его брата и предназначались для покупки участка земли в Косово. Заявитель представил предварительный договор о покупке недвижимости, чтобы доказать законность целевого использования денег. По итогу рассмотрения административного дела заявитель был признан виновным, оштрафован на 5000 крон; в качестве защитной меры часть незадекларированной заявителем суммы 530000 норвежских крон – была подвержена конфискации; оставшаяся сумма 43500 евро и 200000 норвежских крон – была заявителю возвращена. В вину заявителя было положено утверждение о том, что он должен был знать об обязательстве декларировать наличные деньги на сумму, превышающую 10000 евро, поскольку такое обязательство было предусмотрено законом во всех государствах-членах Европейского Союза, через которые заявителю пришлось ехать из Норвегии в Косово; что конфискация всей суммы у заявителя будет неоправданной, учитывая, что он представил документы, подтверждающие, что, по крайней мере, часть денег могла быть заработана законным путем. Апелляционная и конституционная жалобы заявителя были судами отклонены.

Выводы Суда: в своем постановлении Суд указал, в частности, следующее:

Оценивая законность вмешательства, Суд указал на то, что мера конфискации в настоящем деле имела правовую основу во внутреннем законодательстве. Суд подчеркнул, что в настоящем деле соответствующим законодательством не установлено верхних пределов суммы, подлежащей конфискации, что предоставляет широкие дискреционные полномочия соответствующим органам, не устанавливая каких-либо критериев для ее определения. Тем не менее, Суд сообщил, что он оставляет открытым вопрос о предсказуемости и о законности вмешательства.

В части пропорциональности вмешательства Суд отметил, что, хотя норвежские власти сообщили, что заявитель был известен им в связи с предполагаемой преступной деятельностью, они указали, что у заявителя не было судимости до событий 13 марта 2011 г., и что уголовное дело против него было прекращено в отсутствие доказательств. Суд отметил, что Правительство не представило каких-либо решений норвежских судов в поддержку их утверждения о том, что заявитель был признан виновным в отмывании денег после того, как он не задекларировал наличные деньги властям Хорватии. Суд принял довод заявителя о том, что нет указаний на то, что деньги, которые были частично конфискованы хорватскими властями, получены в результате преступной деятельности.

Суд подчеркнул, что национальные власти сначала временно арестовали всю необъявленную денежную сумму, их цель заключалась в том, чтобы позволить определить, совершил ли заявитель только административное правонарушение в виде отказа от декларирования наличных денег или также уголовное преступление, такое как отмывание денег. Несмотря на то, что власти установили в ходе производства по делу об административном правонарушении, что заявитель не смог доказать, что источник всей суммы и ее предполагаемое использование были законными, против него не было возбуждено уголовное дело по факту отмывания денег. Отсюда следует, что санкция в виде конфискации (в дополнение к штрафу) была наложена на заявителя исключительно за не декларирование денег таможне, что считается менее серьезным правонарушением.

Суд констатировал, что заявитель не уклонился от уплаты таможенных пошлин или других сборов и не причинил никакого другого материального ущерба государству. Суд отметил, что максимальный штраф за рассматриваемое административное правонарушение составлял 50000 хорватских крон, заявитель был оштрафован минимально на 5000 хорватских крон. Сравнивая тяжесть правонарушения заявителя с конфискацией 530000 норвежских крон, Суд пришел к выводу, что конфискованная сумма была существенно несоразмерна правонарушению. Суд также указал на то, что тот факт, что около 50% денег, первоначально изъятых у заявителя, были ему возвращены не может изменить этот вывод. Суд заключил, что в деле имеет место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Далее Суд сообщил, что способом исправления установленного им нарушения было бы возобновление на национальном уровне обжалуемого разбирательства, как наиболее подходящей формы возмещения материального ущерба заявителю.

Решение Суда: Суд постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции; что установление нарушения является достаточной справедливой компенсацией морального вреда; присуждены судебные расходы и издержки – 3000 евро.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *