Главная страница » Blog » «Y.S. and O.S. v. Russia», 17665/17, 15 июня 2021 (нарушения статьи 8 Конвенции).

«Y.S. and O.S. v. Russia», 17665/17, 15 июня 2021 (нарушения статьи 8 Конвенции).

Заявители: заявителями по делу являются – Ю.С. [первый заявитель] и её дочь – O.С. [второй заявитель], которую в возрасте 10 лет Ю.С. и супруга г-на А.С. вывезла из места проживания в Украине г. Донецк в Россию г. Находка, без разрешения и согласия последнего. Заявители имеют гражданство России и Украины.

Предмет дела: в 2001 г. Ю.С. и гражданин Украины А.С. зарегистрировали брак и стали проживать в г. Донецке в Украине, в 2006 году у пары родилась дочь – О.С. В 2011 г. отношения супругов разладились, Ю.С. покинула г. Донецк и стала проживать в г. Находка в России, О.С. осталась жить в г. Донецке со своим отцом. В январе 2016 г. Ю.С. прибыла в г. Донецк и, не получив согласия А.С. и не сообщив ему о своих намерениях, отвезла О.С. в г. Находку. 6 июля 2016 г. А.С. подал жалобу в районный суд, требуя возвращения О.С. в Украину в соответствии с Гаагской конвенцией. 16 августа 2016 г. районный суд вынес решение, признав незаконным вывоз О.С. из Украины, государства её обычного проживания, и обязал вернуть О.С. в г. Донецк. Районный суд посчитал, что случайные военные действия в различных населенных пунктах Украины как таковые не являются исключением, связанным с очень серьезным риском причинения вреда ребенку, указав на то, что риск является не индивидуальным для ребенка, а скорее общим следствием проживания в зоне конфликта. 12 октября 2016 г. судом 2-й инстанции решение было оставлено без изменения. Апелляционная инстанция в ходе рассмотрения дела не обнаружила обстоятельств, которые могли бы стать исключением в соответствии со статьями 13 и 20 Гаагской конвенции из общего обязательства обеспечить возвращение ребенка. 7 марта 2017 г. заявители подали жалобу в Суд. 8 марта 2017 г. Суд решил указать Правительству России в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, что ходатайство заявителей о приостановлении исполнения о возвращении О.С. в г. Донецк было удовлетворено.

Выводы Суда: в своем решении Суд, в частности, указал на то, что национальные суды установили, что А.С. фактически осуществлял свои права опеки над О.С. во время её вывоза Ю.С., и что изменение обычного места жительства О.С. было осуществлено Ю.С. без его согласия и, следовательно, было незаконным, инициируя обязанность по Гаагской конвенции вернуть О.С. в Украину. Суд констатировал, что оспариваемое вмешательство было произведено «в соответствии с законом», и что это вмешательство имело законную цель – защитить права и свободы О.С. и её отца А.С.
Относительно анализа обстоятельств дела, выполненного национальными судами, Суд в решении сообщил, что аргументация районного суда относительно оценки серьезности ситуации с безопасностью в месте обычного проживания О.С. в Украине – г. Донецке – была довольно скудной. Суд отметил, что решение окружного суда страдало той же недостаточностью при оценке воздействия общей ситуации на безопасность О.С., что суд 2-й инстанции не оценил надлежащим образом то, был ли уровень такого воздействия достаточным для применения исключения «серьезного риска» в соответствии со статьей 13 (b) Гаагской конвенции. Суд подчеркнул, что, делая вывод об отсутствии «очень серьезного риска причинения вреда ребенку», районный суд не принял во внимание и не опирался на какие-либо отчеты правительства, официальные документы международных организаций, внимательно следивших за ситуацией в г. Донецке.

Суд также отметил, что районный суд, в том числе, не оценил, были ли обстоятельства, имевшие место в г. Донецке в то время, чем-то большим, чем отдельные инциденты в нестабильной политической обстановке, достигшие порога «серьезного риска», и что суд не принял во внимание мнение самой О.С., выраженное в отчете от 21 июля 2016 г. органов опеки, в котором указано, что О.С. не желает возвращаться в г. Донецк, потому что боится стрельбы и взрывов бомб. Суд сообщил, что в тексте решения районного суда ничего не говорится о наличии адекватных и эффективных мер в государстве постоянного проживания О.С. – Украине – для предотвращения или уменьшения предполагаемого «серьезного риска» по возвращении ребенка.
Суд заключил, что заявители подверглись несоразмерному вмешательству в их право на уважение семейной жизни, поскольку процесс принятия решения в соответствии с национальным законодательством не отвечал процессуальным требованиям, присущим статье 8 Конвенции, и что апелляционный суд не провел эффективное рассмотрение жалоб заявителей на нарушение статьи 13 (b) Гаагской конвенции. Суд пришел к выводу о том, что в настоящем деле имело место нарушение статьи 8 Конвенции.


Решение Суда: Суд постановил, что имело место нарушение ст. 8 Конвенции; что нет необходимости рассматривать жалобы по ст. 2 и 3 Конвенции в отношении 2-го заявителя; что нет необходимости рассматривать жалобу на нарушение ст. 3 Конвенции в отношении 1-го заявителя; указать Правительству в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, что в интересах надлежащего ведения судебного разбирательства желательно не добиваться возвращения 2-го заявителя в Донецк, Украина до тех пор, пока настоящее решение не станет окончательным, или до дальнейшего уведомления; что установление нарушения является достаточной справедливой компенсацией морального вреда; в качестве судебных расходов и издержек присудить компенсацию – 4150 евро.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *